Михаил Фаустов

Финист Ясный Сокол

Андрей Рубанов
Финист Ясный Сокол

Другие книги автора

Андрей Рубанов "Финист Ясный Сокол"

Когда фильм «Финист — ясный сокол» вышел на экраны, я находился на этапе подготовительной группы детского сада. По позабытым уже причинам фильм я тогда не посмотрел, а все мои соседи по детсадовскому горшку посмотрели. И каждый сон-час я выслушивал от них истории и пересказы фильма и завидовал-завидовал-завидовал. По телевизору его почему-то показали не сразу, тётя Валя Леонтьева пичкала мой до сих пор не окрепший художественный вкус продукцией стран Варшавского договора и сказками Александра Арутровича Роу. 

(Роу, кстати, и должен был снимать «Финиста», но в процессе подготовки умер. Фильм снимал другой режиссер). 

В силу обстоятельств, изложенных в первом абзаце данной рецензии, история про Финиста имела для меня особое значение, казалась недоступной и почему-то даже почти запретной. Фильм я посмотрел куда позже сверстников, а книга Рубанова была первой книгой Рубанова, которую я прочел от начала и до конца. 

Простите за спойлер, но моих любимых в детстве героев — писаря Яшки и злодея Картауса в книге Рубанова нет. Зато есть три Ивана — потомственный ивентер и организатор архаических рейвов Корень, не менее потомственный цеховик и боец ЧВК Кожедуб, а также третий Иван, который, впрочем, как оказалось, не Иван вовсе, а Соловей, конечно же, разбойник. 

Мне подобного рода литература нравится не должна. Увидев в одной из аннотаций зловещее слово «фэнтези», я должен был по идее бежать ФЯС, как чорт ладана. Где я, четырежды засыпавший на первом эпизоде первого сезона «Игры престолов», и где «фэнтези»? 

Но Рубановский текст захватил меня и не отпускал до самого конца. Наверное, в том числе, потому что он написан подчеркнуто просто, не заигрывая со «старыми словесы» и не выполняя якобы продекламированный автором публично план «не использовать слов, начинающихся на букву Ф» и «не использовать слов с нерусскими корнями». Наличие «факельщиков» и слов типа «аудиенция», «статус» и «апологет» спасает роман Рубанова от пошлой старорусскости, которая, как я уже писал в другой рецензии, простой постановкой сказуемого в конец предложения достигается. К счастью, у Рубанова глаголы стоят там, где положено, также, как и все остальные слова. 

Отдельного упоминания заслуживает описание обреченной цивилизации птицечеловеков, живущих на древнерусских солнечных батареях. Автор каленым железом обличает на их примере все присущие современному обществу пороки и язвы (не путать с еще одной героиней романа — бабкой Язвой). 

Повторюсь, мне не должна была понравиться эта книга, но я не мог оторваться от нее до тех пор, пока не дочитал до конца. «Я самый плохой, я хуже тебя, я самый ненужный, я гадость, я дрянь! Зато я умею летать!» — эта песня вертелась у меня в голове последние страниц сто. 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу