Елена Васильева

Муха имени Штиглица

Арина Обух
Муха имени Штиглица

Другие книги автора

Арина Обух "Муха имени Штиглица"

Сборник рассказов Арины Обух изо всех сил метит в категорию «очередная петербургская экзотика». Девичий голос рассказывает о жизни в прекрасном городе на Неве, учебе в художественном лицее и академии, перечисляет достопримечательности, мимо которых она ходит и в которые заходит, а потом населяет этот мир тонкими, влюбленными, сказочными существами и неземными людьми. Экзотика, куда ни глянь.

Для начала юная героиня посвящает нас в обстоятельства своей биографии. Здесь художественный кружок, здесь школа, здесь вуз. Но это не просто три типовых учреждения, которые есть в каждом из более-менее крупных российских городов. Это кружок в Эрмитаже! Лицей при Мухинском училище! И, наконец, Муха, она же академия имени Штиглица!

Хотелось бы сказать, что рассказчицу прямо распирает от самодовольства, раз она прикасается к прекрасному в таких легендарных стенах. Но это будет неправдой. Героиня – по всей видимости, списанная Ариной Обух с самой себя, – слишком наивная и искренняя, чтобы испытывать такие чувства. Но вот со стороны она может показаться слишкои жеманной, не по-хорошему смешной, возвышенной. А может быть, такой она является и на самом деле.

«А после лицея... Казалось: начнётся новая жизнь, “чистая, как родник, светлая, как солнце…” — а будет лишь продолжение старой. Потому что Муха находится через дорогу от моего художественного лицея, лицей — через мост от изостудии Эрмитажа, а Эрмитаж — через мост от моего дома. И когда лицей закончится, будет ощущение, что я просто перейду через дорогу в двенадцатый класс. И со мной перейдут почти все Крысы.

Крысы — это не обзывательство. Это факт биографии моих одноклассников — год рождения. Люди 1996 года».

Я честно не могу представить себе аудиторию текстов с пассажами, подобными этому. Большинство людей, даже молодых, в курсе, что после школы не начинается «новая жизнь», тем более – светлая и чистая, как родник. И даже после университета не начинается. А поколение определяет отнюдь не год рождения по восточному календарю.

Казалось бы, ну что я привязалась к одному-единственному отрывку. Но нет, подобное попадается и дальше – вот, например, героиня едва не попала на работу вебкам-моделью, а после этого – замечу, всё также в ожидании «новой жизни», – пошла работать промоутером, раздающим флаеры.

«…Нам по четырнадцать лет. И от этой жизни пока нам ничего не нужно. И ей от нас — тоже. Мы знаем, что всё начнётся через год… через два… через пять… начнётся совсем другая жизнь.

Но что-то останется от прежней.

…Останется привычка всегда брать флаеры у промоутеров. И выкидывать эти флаеры далеко-далеко от места стоянки всех этих Кроликов, Гейш, Бутербродов и Брынз…»

Это не тот опыт, о котором нам интересно читать в 2019 году. Но, возможно, через сто лет потомки будут благодарны Арине Обух за эти строки. Или инопланетяне, которые прилетят покорять Землю. Потому что больше никто из землян-современников не опишет для них эти уникальные моменты.

Вызывает скепсис и манера изъясняться, присущая автору. Короткие фразы. Восклицательные предложения. Сомнительная игра слов типа «А потом появилась я. Галочка (здесь – уменьшительно-ласкательное от имени Галина – прим. Е.В.). Можно поставить галочку».

Небольшая книжка крохотных рассказов зачем-то разбита на четыре блока: искусству и учебе в академии посвящена повесть «Муха имени Штиглица», состоящая из 27 разрозненных глав, эту же тему продолжают рассказы из цикла «Выгуливание молодого вина», о любви написан цикл «Мы когда-нибудь перестанем об этом говорить, но не сегодня», завершают подборку тексты об ангелах и религии «Небесные силы слушают». Композиционно все выстроено логично: от тех, что о себе, – к тем, что вроде как не о себе. Тем не менее, эти коротенькие зарисовки сливаются в одно пятно, в котором смешалось несколько красок.

С одной стороны этого пятна плавает героиня с текстами от первого лица, а с другой – другие персонажи, кариатиды, дамы с собачками, драконы и иже с ними. Действующих лиц становится много, но разнообразия не появляется, а слова остаются почти теми же, что в первых, автобиографических, циклах. Создать настолько яркого и сильного героя, чтобы он затмил главную рассказчицу, у Арины Обух не получилось. Поэтому композиция не сработала.

Из всей подборки текстов – а их, надо сказать, аж 55, что много для в целом небольшого сборника – мне запомнились только два, потому что они весьма неожиданны на общем фоне розово-оранжевого флера: это рассказы, в которых фигурирует убийство человека.

 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу