Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

09.04.2019s

Опубликован Короткий список и состав Малого жюри

смотреть

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Владислав Толстов

XX век представляет. Кадры и кадавры

Михаил Трофименков
XX век представляет. Кадры и кадавры

Другие книги автора

Девятое письмо Ольге Погодиной-Кузминой

Добрый день, уважаемая Ольга! Вы же знаете знаменитый цикл Леонида Парфенова «Намедни»? Когда-то я был его поклонником – нет, я был его невменяемым фанатом, так точнее. Когда у меня появятся внуки, я им расскажу, как в нелетную погоду через всю страну пер на себе коробку с видеокассетами всех выпусков «Намедни» за 30 лет, в арктическую стужу, проваливаясь в сугробы. Внуки не поймут, зачем я это делал, но я себя чувствовал героем рассказа Джека Лондона и абсолютно счастливым человеком.

Парфенов сделал совершенно простую вещь – разложил по полочкам события нашего прошлого. «События, люди, явления, то, без чего нас невозможно представить, еще труднее понять», как он сам произносит скороговоркой в начале каждого выпуска. Понадобилось время, чтобы осознать некоторую ущербность такого подхода: если ты просто красиво расставишь все по полочкам, получится, что все события примерно равны. И полет Гагарина равен изобретению первых полиэтиленовых пакетов, а вторжение в Афганистан - началу продаж напитка «пепси-кола». Парфенов, конечно, мой герой, но он показал «что» и «как», не объяснив главного – «почему».

И вот я прочел книгу Михаила Трофименкова – она тоже про 20-й век, но Трофименкова как раз вопрос «почему» интересует в первую очередь. Зачем нам век двадцатый, что мы должны о нем понять? Слово Трофименкову: «Это — страшно сказать — «проигранный век». Век проигранной надежды не просто на возможность, но на осязаемую, почти состоявшуюся возможность — впервые в истории — справедливого общества. По итогам мировой революции, надежда на которую только и придавала веку смысл, его считай что и не было: мир отброшен к исходной точке столетия, на авансцену истории вернулись неупокоенные призраки прошлого». Обжигающе. У меня сигарета на штаны упала, когда я это прочел.

Михаила Трофименкова я прежде знал как обозревателя «Коммерсанта», а потом вышла его книга «Убийственный Париж» (и в первом своем сезоне работы в большом жюри «Нацбеста» я о ней писал!). Это был такой путеводитель по Парижу, составленный на основе резонансных криминальных историй разных лет. Это было придумано и написано настолько ярко, круто, парадоксально, что «Убийственный Париж» я заставил прочесть всех моих знакомых (и многим понравилось).

В новой книге Трофименкова он представляет авторскую версию истории 20 века, буквально в первом абзаце сплетая Чехова, Альцгеймера и закон о стерилизации неполноценных особей. Он не расставляет события по полочкам, как Парфенов – он устраивает лихой, с посвистом и гиканьем, набег на почтенный жанр исторической хроники. И после этого нейтрально-корректные «Намедни» кажутся слишком постным чтением, потому что Трофименков пристрастен, обаятелен, эрудирован, нетерпим, восхитительно груб, и – это главное! – находит тонкие сближения между самыми неожиданными фактами. Ну, вот для примера (это про 90-е – вообще в книге десять глав «Первое десятилетие», «Второе десятилетие» и далее по списку): «Вопреки Оккаму, цивилизация принялась плодить сущности, без которых человечество превосходно обошлось бы и в единственном «экземпляре». Фарсы повторялись как трагедии, а клонированные трагедии отказывались превращаться в фарсы. Об «обороне от красно-коричневых путчистов» московского Белого дома (август 1991) стало неприлично упоминать после танкового расстрела парламента (октябрь 1993). Русская армия дважды штурмовала Грозный (1994, 1999), американская — дважды обрушивались на Ирак (1991, 2003). Гибель шаттла «Коламбия» (1 февраля 2003) дублировала трагедию «Челленджера». Ремейк «оранжевого майдана» в Киеве (2004) вышел этюдом в багровых тонах (2014). Война в Сирии разразилась (2011) по той же схеме, что и в 1979-м». Боже, храни Михаила Трофименкова и дай ему сил написать еще много книжек. Редкий случай, когда читаешь и буквально хрюкаешь от восторга. Обязательно прочтите. И всего хорошего.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу