Сергей Беляков

Меня зовут Гоша. История сироты

Георгий Гынжу, Диана Машкова
Меня зовут Гоша. История сироты

Другие книги авторов

Диана Машкова, Георгий Гынжу "Меня зовут Гоша. История сироты"

У этой книги два автора: журналист и писатель Диана Машкова и недавний воспитанник детского дома Георгий Гынжу. Они же, причем под своими настоящими именами, герои этого документального повествования. Георгий, он же Гоша, конечно, главный. Это история его жизни. О Диане в тексте не так много, хотя в судьбе Гоши ее роль значительна. В доме Дианы, где уже были приемные дети, он нашел близких людей.

Теперь о том, как они работали над книгой. Самостоятельно Гоше удалось написать страниц пятнадцать. В окончательном варианте их триста пятьдесят.  Мальчик многое помнил о своем детдомовском детстве, но не находил слов, чтобы описать события и свои переживания. Искали вместе. Получилась, конечно же, литературная запись. События изложены в хронологическом порядке, начиная с трехлетнего возраста мальчика, с перевода его из Дома ребенка в детдом. В основе каждой из глав событие или тема. Глава «Кореша» о дошкольной группе, «Каторга» – о школе, уроках, учителях. «Сладких снов» о первых сексуальных опытах.

Книга следует традициям классического романа-воспитания. О детстве сирот писали Чарльз Диккенс, Шарлотта Бронте, Гектор Мало, Максим Горький, Александр Куприн. Не сравнивая художественное значение книг, следует отметить сходство детских переживаний. Ценность книги «Меня зовут Гоша» в ее документальности и откровенности. Диана Машкова стремилась сохранить голос героя. Книга написана от первого лица. Детдомовской лексики немного. «Питалка» – воспитательница. По аналогии с «училка». «Батор» – детдом. Образовано от слова «инкубатор». Очень точное, ёмкое определение. Сразу указывает на главную беду детдома.  Все здесь одинаковое, обезличенное, казённое. Нет естественных родственных связей, личного пространства, личной свободы. Всё строго регламентировано. «Бесило однообразие», – вспоминает Гоша. Гораздо больше в тексте общих для подросткового возраста слов: «жесть», «офигенно» и т.п. В книге есть нецензурные слова и выражения.  Но это тот случай, когда мат надо оставить. Исповедь детдомовца похожа на историю болезни. А врач не должен брезгливо отворачиваться от ее неэстетичных проявлений.

Но самое главное – это положенный в основу текста взгляд изнутри. Не воспитателя, не психолога, не журналиста, а самого воспитанника детдома. Местами рассказ напоминает показания в суде. В одних эпизодах Гоша жертва, в других – свидетель. Себя рассказчик не оправдывает, откровенно рассказывает, как и почему воровал.

Материальный уровень московского детского дома, где воспитывался Гоша, высокий. Далеко не каждая семья может такой уровень обеспечить своему ребенку. Каждое лето дети отдыхают на море: в Форосе, в Анапе. В зимние каникулы – на подмосковной базе отдыха. Выезжают в город на детдомовском автобусе. Имеют карманные деньги, небольшие. Могут купить чипсы, сникерсы, чупа-чупсы и другие мелочи. У них есть телефоны. Но это не спасает от незащищенности и обид: «Да, у нас были гаджеты, мы одевались в бренды, в игровой комнате у нас висел большой плазменный телевизор, но это не было реальным счастьем. Гаджеты мы продавали, чтобы купить алкоголь – попробуй сохрани дорогую игрушку в детском доме: все равно или украдут, или отнимут».

Книгу полезно прочитать не только воспитателям и приемным родителям. Она поможет понять и родных детей. Домашний ребёнок нередко попадает в те же ситуации, что и детдомовский: оказывается белой вороной, даже изгоем в классе, испытывает моральные унижения и физическое насилие, боится родителей и обманывает их.

Диана Машкова предлагает один из вариантов спасения. Совместная работа над книгой стала, по ее словам, спасительным кругом для Гоши. Не все, конечно, будут писать книги со своими детьми, но понять интересы ребёнка и способствовать их развитию должен каждый.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу