Павел Смоляк

Меня зовут Гоша. История сироты

Георгий Гынжу, Диана Машкова
Меня зовут Гоша. История сироты

Другие книги авторов

Диана Машкова, Георгий Гынжу "Меня зовут Гоша. История сироты"

Будущая приемная мама Гоши предлагает сироте, которого видит второй или третий раз в жизни, написать книгу.

- Зачем? – резонно спрашивает юноша, прогуливающий школу и не читающий книг. – Кто ее будет читать?

- Люди, они же ничего не знают о детских домах. Только не ленись, в такой книге важны подробности, детали, - отвечает Диана.

За три года второгодник Гоша написал пятнадцать страниц, и странно, что его приемная мама, настоящий автор книги, рассчитывала на другое. Тем не менее книга сироты Гоши написана и издана.

Диана Машкова – опытный писатель, автор нескольких книг о любви и приемных семьях – сужу исключительно по клочкам биографии, разбросанным по сети. Для меня лично Машкова автор новый и незнакомый, и ясное дело книга о Гоше не могла не появиться: сюжет подарила судьба.

От Гоши сразу после рождения отказалась биологическая мама. Отец умер за три месяца до рождения. У Гоши остались старшие братья, их парень никогда не видел. Однажды приезжал в детский дом молодой мужчина, назвавшийся старшим братом. Брат ли это был или мошенник – Гоша не знает, не понял, «развел» незнакомца на тысячу рублей и забыл – одна из многих пустых глав в книге.

Предвкушая окунуться в рассказ сироты, невольно подразумеваешь, что сейчас откроются все врата ада. Что мы знаем о детских домах? Там плохо – мягко говоря. Детей избивают, насилуют, не кормят, ненавидят, обирают и всегда обманывают. Детдомовцы рано начинают курить и заниматься сексом, они глупые и чаще всего вырастают, если не отмороженными уголовниками, то мелкими воришками наверняка.

Гоша на первый взгляд «обычный» мальчик. Очень-очень плохо учится в школе, ворует (конфеты, сигареты, алкоголь и одежду), разумеется, курит, пьет водку (больше любит сладкий ликер) и первый секс у него случился в 12 лет. Не в детском доме, как можно было подумать, а в самом типовом летнем лагере, кажется, в Крыму. Сцены детского секса Диана Машкова – а книгу писала она, Гоша, по ее словам, надиктовала – описала в лучших традициях английских бульварных романов прошлого столетия.

«Надо сказать, она не лежала как бревно, и было похоже, у что у нее есть опыт. Хотя я до сих пор точно не знаю – первый это бы раз у нее, не первый», - рассуждает 12-летний Гоша, вспоминая о 11-летней девочке, с которой у него случился первый раз.

«Я все время боялся, что не выдержу и кончу прямо в нее. Но в итоге все нормально прошло, я вовремя успел». Познания 12-летнего Гоше в сексе сильно удивляют. Только осталось не до конца понятным, почему Гоша не раскусил 11-летнюю партнершу: девственница она или нет?

Войдя в раж, Диана от имени Гоши продолжает сочинять малоправдоподобные главки сексуальных похождений сироты. Если первый секс у Гоши был больше из любопытства («просто лагерные мутки»), то чрез главу Гоша влюбился. По-настоящему.

«Продолжая смотреть мне прямо в глаза, она погладила меня по груди, спустилась к живут и скользнула рукой в шорты. Более внятного разрешения действовать мне было не нужно – после недолгой ласки я посадил ее на подоконник и начал стягивать с дрожащего тела полосатую хлопковую рубашку. Она тоже, как могла, помогала мне раздеться. Посадив ее себе на бедра, я перенес Варю в постель, быстро снял с нее лифчик и связал им ее запястья. Я целовал и пил ее, оставляя следы засосов на ее, груди. Спускался губами к аккуратному пупку, проколотому штангой, и ниже. Долго ласкал ее, пока хватало сил сдерживаться, а после – получив дозволение – проник. Пара минут, и моя сперма фонтаном брызнула в стену».

Согласен, слишком увлекся цитированием, но исключительно для понимания диагноза. В данном эпизоде Гоше уже не 12 лет, а целых 13. Его подруге 12 или около того. Я не спорю, что дети занимаются сексом, но, Диана, простите, какая штанга в пупке? «Снял с нее лифчик и связал им ее запястья», «посадив ее на бедра», «проник», «моя сперма фонтаном брызнула в стену» - что за отголоски «50 оттенков серого»? Ладно, увлеклась писательница, бывает.

Когда Гошу берет под опеку состоятельная сорокалетняя Виолетта, Гоша счастлив. Мальчик начинает жить в богатом доме, в котором почему-то в 2015 году имеется «видик» и линолеум, на который нельзя лить воду, потому что он может вздуться. С Виолеттой Гоша знакомится на мероприятии благотворительного фонда, в котором работает Диана. Диана сразу отговаривает Гошу от общения с новой взрослой подругой, однако никаких решительных действий не предпринимает, отпускает парня в дом опасной женщины. Почему с Виолеттой лучше не дружить, Диана не поясняет, но опытному читателю сразу очевидно почему.

«И вот, выстроив цепочки, я понял – она меня поит, разрешает курить, курит вместе со мной, выбирает одежду, которая нравится ей, смотри со мной фильмы с сексуальными сценами, не хотела детей, и я, такой: «Поняяятненько». Пока приезжал к ней в гости, я еще ничего такого не подозревал, да и повода не было. А потом вот начало доходить».

До секса с 45-летним опекуном-педофилкой у 16-летнего Гоши не дошло, «мама» и «сын» были на грани. Гоша, поразмыслив, от опекунши сбежал. Уход Гоши от Виолетты, впрочем, не был так прост. Треклятые тетки в опеке ничем не лучше воспитательниц («питалок» на сленге детдомовцев) – конечно, не били по пяткам палками и не заставляли ночевать в кладовке, но и от «рабства» Виолетты избавили не сразу, пришлось вмешаться Диане, которая в конце концов подарила Гоше настоящую семью.

Жизнь сироты Гоши в детском доме (в «баторе» - от слова «инкубатор»), вспоминая, как рос я сам, как росли мои друзья, мало чем отличалась от жизни в родном доме самого обыкновенного мальчика. За исключением свирепых воспитательниц и нянечек. О родителях мальчики и девочки в детском доме вспоминают редко, часто думая… А вот о чем думаю сироты и брошенные пьяницами-родители дети, в книге ни слова. Живут себе и живут, курят, пьют, иногда балуются легкими наркотиками, травкой. Что хулиганистого в Гоше, из книги не ясно, а ведь именно его буйное поведение стало той самой причиной, почему до 16 лет он не мог найти родных людей.

Гошу за долгую жизнь в детском доме несколько раз пытались усыновить.

Тетя Ира (история о ней – бессмысленная глава) брала совсем маленького Гошу на выходные домой, но внезапно прекратила контакт. Дядя Жора сводил на футбол и пропал – выяснилось, что дядя Жора педофил, ему запретили появляться на территории детского дома. О Гоше сняли сюжет для популярной передачи на «Первом канале». Казалось, дело в шляпе, но вновь не повезло. Злые воспитательницы при любом удачном случае принимались отговаривать потенциальных пап и мам усыновлять хулигана и воришку Гошу.

Гоша воровал (как-то мечтал вырвать в метро мобильный телефон – не решился) и закономерно попался на краже. Уголовное дело. Гоше повезло попасть под амнистию, да и кража была несерьезной – куртка и шапка на 10 тысяч рублей «под заказ» друга, обещавшего полцены. Примечательно, что во время суда Гоша уже был знаком с Дианой, небедной и влиятельной женщиной, пообещавшей не бросать сироту, ведь он теперь их друг, однако хорошего адвоката мальчику не наняли, лишь со стороны наблюдали, как разрешится процесс, обнадеживая юношу, что будут навещать его у в тюрьме. М-да, отличная поддержка подростка, который спал и боялся тюрьмы: «сделают меня там «петушком», и привет. Я понимал, что слишком симпатичный и вряд ли смогу этого избежать».

В книге Гоша (или Диана?) постоянно подчеркивает, что был непростым ребенком, типичным детдомовцем. Не слушался, огрызался, не хотел учиться и воровал, за что едва не угодили за решетку. Не читая книг, он при этом писал Диане стихи – так зарождалась их дружба. Будущая мама исправляла в стихах орфографические ошибки и пересылала обратно Гоше. Жаль, в книге нет ни одной строчке, видимо, поэт из Машковой совсем дрянной, а то, не сомневаюсь ни на секунду, писательница обязательно вставила бы пару строк от имени Гоши.

Главная беда истории сироты Гоши, точнее сказать, беда книги – она написана языком Дианы Машковой. И как бы не старалась Диана перейти на подростковый сленг, сквернословить, короче, всячески подделать язык 16-летнего детдомовцы, голоса сироты в книге нет. Мы читаем историю Гоши такой, как ее видит Диана. Бросается в глаза, как Машкова додумывает за Гошу, вворачивает в текст словечки, которые никогда не могли быть произнесены Гошей, да никаким современным школьником.

Что на выходе? Дана Машкова, вероятней всего, из самых лучший побуждений решила написать книгу от имени приемного сына, только заигралась. Смею предположить, настоящая история Гоши на поверку оказалась заурядной и для книги пришлось импровизировать, сочинять на ходу. Так, вероятно, появилась история очередной подруги Гоши, которая в 11 лет встречалась со взрослым парнем, который на ее имя (11 лет девочке!) взял кредит в банке.

Принимаясь за чтение книги, я искренне хотел узнать о жизни в детском доме. А вынужден был прочесть пародию на подростковый роман, в котором сирота Гоша – второстепенный персонаж, а главный – сказочница Диана, чей моральный облик – отдельный разговор.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу