Павел Смоляк

BIANCA

Дмитрий Лиханов
BIANCA

Другие книги автора

Дмитрий Лиханов "BIANCA"

Мучительное чтение, пытка. «Бьянка» - абсолютный эталон графомании. Первое место на негласном конкурсе словесной туфты. Дорогой читатель, сто раз подумай, прежде чем решишься взяться за книгу Дмитрия Лиханова, чтение не из легких. Слова, слова, слова, раздувшие историю с ноготок на двести восемьдесят страниц первосортной чепухи.

Бьянка – породистая белоснежная западносибирская лайка. Бьянка родилась и сразу приглянулась неряшливому фельдшеру. Фельдшер взял лайку к себе. Собака не сладила со злюкой-сожительницей фельдшера и фельдшеру пришлось от Бьянки избавиться. Фельдшер отвез Бьянку в деревню к алкашу дяде Коле, охотнику и мастеру на все руки. В деревне породистую лайку изнасиловал пес Хачик, хотел еще трахнуть шпиц Муся (откуда в деревне шпиц?), но не дотянулся. Бьянка забеременела, родила и благополучно через сто пятьдесят страниц была умерщвлена выстрелом в брюхо. Вот и сказочки конец.

Книга Дмитрия Лиханова чем-то напомнила прогремевший в позапрошлом году роман другой графоманки, Гузелья Яхиной. В «Зулейха открывает глаза» сюжет ярче, и тут «Бьянка» проигрывает, роднит обе книги туча лишних словесный конструкций, без которых можно было смело обойтись и без которых книга усохла бы вполовину и тем самым сэкономила драгоценное время читателей, и фабула еще схожая – несчастная жизнь одинокой суки.

С первых строк книги отчестливо ясно, что проживет лайка короткую и тяжелую жизнь. Лиханов не оставил породистой Бьянке ни единого шанса на счастье. Бьянку убьют, застрелят между делом. К концу книги лайка из центрального персонажа перейдет в разряд случайных теней, как дурачок с татуировкой космонавта Гагарина, девка с узла почтой связи или директор школы Лев Николаевич Толстой (полный тезка классика). Люди в «Бьянке» мало чем отличаются от животных – и судьбой, и повадками.

Испанская линия, вернее, дурдом, связанный с внезапным отъездом пьяницы Николая в Испанию (выясняется, что алкаш – побочный сын испанского барона), начинается в середине книги и тянется до самого финала – и лишь напрашивается вопрос: зачем? Попробую предположить, что в один день на рабочем столе Лиханова перемешались страницы из разных рукописей (графоманы плодовиты), разбирать не было желания (графоманы небрежны), так сойдет, решил Лиханов, и, судя по тому, что «Эксмо» эту белиберду издало, рассудил Лиханов верно.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу