Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

25.05.2019s

ФИНАЛ НАЦБЕСТА—2019

аккредитоваться

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Владислав Толстов

кикер

Тимофей Хмелев
кикер

Другие книги автора

Двадцать четвертое письмо Ольге Погодиной-Кузминой

Добрый день, уважаемая Ольга! А мы тут посмотрели фильм «Зеленая книга», который взял главного «Оскара». Фильм хороший, и мы когда с Леной его смотрели, отмечали, как авторы придумали всякие штучки для киноакадемиков. Мол, не проходите мимо и за эти штучки отметьте это кинопроизведение (что и случилось). В фильме показан конфликт немножко расиста итальянца и негра – ставим плюсик. Один из героев оказывается геем – еще плюсик. Показан конфликт между богатыми и бедными, интеллигенцией и плебсом, упорными и раздолбаями – три жирных плюсика, упоминается Кеннеди – еще плюсик, ну, и так далее, пока количество плюсов не превращается в «Оскар» за лучший фильм года. А всего-то – грамотное просчитанное действо, и тщательно расставленные маячки для своих, для тех кто понимает. При этом и сам фильм ведь тоже хороший!

Я чего «Зеленую книгу»-то вспомнил?  Потому что подумал, что в литературе ведь тоже можно добиться успеха, если заранее все просчитать. Подготовить текст, который максимально будет соответствовать неким чаяниям и запросам членов жюри. Но! В этом случае должны быть некие фишечки, на которые большинство реагирует однозначно положительно (ну, как киноакадемики на Кеннеди или персонажа-гея). В противном случае можно создать текст, который будет набит под завязку модными прибамбасами, но нужного эффекта не получить.

Это я о романе Тимофея Хмелева «кикер». Первое, на что я обратил внимание – насколько он похож на большинство западных романов, которые у нас принято считать культовыми. Я, понятно, всех признаков не перечислю, но «кикер» выглядит слишком просчитанным, слишком «сделанным» - начиная с названия, которое обязательно надо набирать со строчной буквы – чтобы читатель только увидев обложку уже был готов, что сейчас его начнут закидывать понтами. В культовом произведении герой должен обладать исключительной эрудицией, играючи называть имена, названия, бренды, о которых средний читатель и не подозревает. Это побуждает среднего читателя, с одной стороны, впасть в ничтожество, с другой – мобилизоваться, чтобы стать похожим на культового героя. А культовый герой еще и космополит, непринужденно говорит на нескольких языках (в «кикере» текст стартует с длинного иноязычного пассажа). Герой должен с легкостью перемещаться в пространстве – из Европы в Новый Свет, из Нью-Йорка в Санкт-Петербург. Герой должен произносить слова не так, как они произносятся в обиходе, а придумывать им либо жаргонные сокращения, либо чужеземные аналоги. Ну, и так далее, можно еще пунктов 20 набрать.

Вся беда в том, что подобные кунштюки не работают сами по себе. К ним нужен как минимум сюжет, динамичное развитие действия, изменения, которые происходят в характере главного действующего персонажа. А ничего из этого не происходит.

«кикер» построен как эпистолярный роман, причем письма отправляет только сам главный герой, а что ему отвечают и отвечают ли вообще, остается неясным. Главный герой начинает бесить примерно с пятой страницы, до того он манерный, жеманный, весь такой хрупкий, изломанный и неприспособленный к жизни в нашем жестоком, жестоком мире. В какой-то момент осознаешь, что и многие культовые книги, все эти уэльбеки-бегбедеры, тоже, в общем, построены на описании такого же насекомого существования.

В России «кикер» вышел в книжной серии «Книжная полка Вадима Левенталя», где издается вся еретическая, некоммерческая, нонкомильфотная проза. Очевидно, что любой другой российский редактор вряд ли согласился бы издать этот текст. Не потому, что он провокационен. Я был бы счастлив, если бы «кикер» меня на что-то провоцировал. Но вся его беда в том, что автор заигрался в культового писателя. Его текст начисто лишен самоиронии, автор слишком серьезно воспринимает все с ним происходящее. И главное – чересчур много читает западной культовой прозы и старается ей следовать. Национальным бестселлером эта книга не станет никогда. Всего хорошего.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу