Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

s

Работает Большое жюри. Публикуются рецензии.

читать

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Владислав Толстов

Дальше жить

Наринэ Абгарян
Дальше жить

Другие книги автора

Двадцать шестое письмо Ольге Погодиной-Кузминой

Добрый день, уважаемая Ольга! Наринэ Абгарян написала книгу о войне, сборник рассказов «Дальше жить». В моей читательской картине мира Абгарян – это такие байки о Манюне, невероятные приключения иммигрантов в России (ее первая книга так и называлась, «Понаехавшая»). Потом она стала писать детские книги, я как-то перестал ее читать, не следил за ее творчеством.

И вот – сборник рассказов «Дальше жить». 31 рассказ о жителях армянского города Берд, переживших войну, погромы, нападения азербайджанских карателей, смерти близких, обстрелы, разорение… Это наша недавняя история – более того, даже я оказался совсем немного причастен к ней. Когда служил в армии, как раз началась война в Нагорном Карабахе, и пришел приказ не размещать армян и азербайджанцев в одном подразделении, а то они ночью могут перерезать друг друга. Потом сослуживцев-армян отпускали домой, хоронить родственников. И они уже не возвращались – отправлялись на фронт, на войну. Я до сих пор практически ничего не знаю о карабахской войне. Может, потому, что я там никого не потерял из родни. Моих родных коснулась другая война конца советской истории, бойня в Таджикистане. Но речь не об этом.

Оценивать литературные достоинства книги Наринэ Абгарян не возьмусь. Она автор опытный, писать умеет, сюжетами рассказов стали подлинные  истории жителей города Берд, откуда родом и сама Наринэ. Но вот какое дело. Будь это документальные, из первых уст истории с реальными именами, обстоятельствами, тогда бы это был другой жанр. Тогда бы можно было сказать, что Наринэ Абгарян написала честную документальную книгу о той войне. Но сборник рассказов…как-то мне это не кажется правильным, Оля.

Попробую объяснить. «Дальше жить» заявлены именно как литературное произведение, и это именно рассказы – с описаниями, характерными особенностями героев, разными бытовыми деталями. Я не знаю, реальные имена у героев или у них есть прототипы. Я не знаю, каково там соотношение правды и вымысла. Хотя верю, что все истории реальные, придумать такое невозможно. Это ведь действительно страшно: жили себе люди, были у них свои заботы и радости, и вдруг все превратилось в пепел. Можно ли эти рассказы оценивать в привычных категориях хорошо-плохо, понравилось-не понравилось, когда перед тобой такой кровоточащий материал? «Однажды она обняла Алексана и страшным шепотом рассказала, что все у них раньше было хорошо, дед с бабушкой преподавали в бакинской школе, папа строил дома, мама растила младшего брата, и как однажды их не стало, потому что в квартиру ворвались люди и убили всех, Анну не нашли — бабушка в последнюю минуту запихнула ее под диван и велела не вылезать ни при каких обстоятельствах, а четырехлетнего внука спрятать не успела, Анна видела, как чей-то грязный ботинок подсек его, убегающего, он упал навзничь, ударился лицом, заплакал, и те же ботинки, вспрыгнув ему на спину, подскакивали с силой несколько раз, пока он не притих». И таких сцен там много, очень много.

Наверно, я не ошибусь, если скажу, что «Дальше жить» можно назвать гражданским поступком, коллективным портретом жителей города Берд, собранием пережитых ими страданий, данью их памяти. Даже, возможно, что «Дальше жить» - попытка Наринэ Абгарян попробовать себя в новом жанре. Но вот какое дело. В прозе недостаточно просто описать, как все было страшно. Я жду от автора какой-то рефлексии, осмысления страшного опыта, какого-то приращения новых смыслов. Мне многого не хватило в этой книге. Одна из героинь «Дальше жить» преподает русский язык, но ни разу не упомянуты русские жители Берда – они вообще были там, что с ними случилось? Или пострадали исключительно армяне? Страшные вещи сообщила мне о человеческой природе Наринэ Абгарян, но завершила свой рассказ как-то, не знаю, буднично, просто, банально – мол, жизнь есть жизнь, она справедливее смерти, надо дальше жить. И все? После всех этих рассказанных ужасов – это все? Ну, не знаю… Всего хорошего, Ольга.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу