Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

09.04.2019s

Опубликован Короткий список и состав Малого жюри

смотреть

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Денис Банников

Белые на фоне черного леса

Елена Минкина-Тайчер
Белые на фоне черного леса

Другие книги автора

Елена Минкина-Тайчер "Белые на фоне черного леса"

Вообще, хочется дать всем, кто только планирует знакомство с новым текстом Елены Минкиной-Тайчер, простой совет – читайте книгу, а не рецензии на книгу. От сопутствующей полемики голова идет кругом, но прекрасно известно, что во все времена критика с трудом отделяла «вестника» от «вести». Конечно, можно дискутировать, кто в повести «Белые на фоне черного леса» белые, а кто – черный лес. Еще можно выуживать абзацы, очерняющие Россию, проводить параллели с Израилем и США, отмахиваться от фактов и делать вид, что после принятия «закона Димы Яковлева» дела с опекунством и усыновлением пошли на поправку. А можно особо не заморачиваться, инкриминируя все подряд. В самом деле, не составит труда навесить кучу ярлыков, а уж как сдержаться и не заговорить выражениями майора Пронина (в тексте – старшего лейтенанта, гнусного насильника), вроде «враг не дремлет», но, в конечном счете, пострадает читатель. Поэтому – смертельный номер без страховки. Что случится, если рассмотреть повесть Минкиной-Тайчер не как манифест русофобии, а – понимаю, звучит крамольно – художественное произведение?

Как выясняется, ничего страшного. Вы проведете время с хитросплетенной и без вычурностей написанной историей о мире, в котором осиротевшие люди ищут дом. Да, не только дети, но и взрослые. В зависимости от точки зрения такие тексты называют манипулятивными или терапевтическими, но, как ни крути, от набившей оскомину «травмы» уйти не удастся. То, что начинается как остросюжетный триллер, на поверку оказывается разговором на животрепещущие темы с людьми, которых объединяют горести прошлого, тяготы настоящего и неопределенность будущего. Разговор, надо сказать, предельно откровенный, благо каждый из голосов в хоре словно изливает душу интервьюеру (а иногда – участковому), который предпочитает оставаться за кадром, направляя повествование издалека. Любителям полифонии посвящается, любителям игры с формой – тоже: здесь встречаются и протоколы опроса горожан, и заключения по результатам медицинского обследования. Вся эта оптическая конструкция, стоит взглянуть под нужным углом, из абстракций складывается в самодостаточное высказывание, будто причудливый анаморфоз.

Автор поднимает важные вопросы, но не дает поспешных ответов, которые кажутся правильными просто потому, что первыми приходят на ум. Легче всего осудить родителя, бросившего дитя, но стоит ли, не зная предыстории? Можно ли по-настоящему полюбить чужого ребенка? Как случилось, что мы живем в «безумном мире, где дети спасают детей!»?  Все эти вопросы легко представить в виде дилемм, которые неразрешимы без опоры на идеологические, этические и социокультурные костыли. Копайте вглубь себя, намекает автор. Однако, вне зависимости от позиции, сохраняется константа – модель общества, в котором взрослые безнаказанно лепят из детей что угодно, как из нагретого пластилина. А дети воспринимают это как должное. Более того, многих терзает та же патология, что и переживших Холокост – во всех невзгодах они винят себя. И даже если годы искренней любви и заботы подавят импульс, всегда остается вероятность, что малейший толчок спровоцирует рецидив. Весь текст – бесконечное обезвреживание бомб. Разделался с одной, тут же подкинули другую. Действительно, невозможно не процитировать майора Пронина: «враг не дремлет». Кто в этой истории враг, каждый решит для себя сам.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу