Денис Горелов

Треть жизни мы спим

Елизавета Александрова-Зорина
Треть жизни мы спим

Другие книги автора

Елизавета Александрова-Зорина «Треть жизни мы спим»

Поначалу кажется, что никакой Александровой-Зориной нет в природе.

Уж больно узнаваемо, живо и предметно описаны волнения полустарка (55 лет), получившего диагноз рак предстательной железы и осознавшего, что вся его самцовая активность, составлявшая изрядную часть полупрожитой жизни, теперь побоку. Уж больно бледно и никак (впрочем, так и было задумано) выписана его партнерша, двадцатилетняя звезда экрана, приготовившаяся к блестючей жизни в розовом свете и умирающая от лимфомы. Конечно, русские писательтницы обожают сочинять про смертельные, постыдные и обезображивающие болезни, — но все же про свои, дамские, а не про рак простаты в меру упитанного интеллигентного холостяка в самом расцвете сил. Написано спокойно, сухо, местами нахально, без всякой исступленной горлановщины. Двойные фамилии всегда выглядят искусственно — впрочем, с той поры, как дамам художественного звания разрешили выпендриваться, половина публичных фамилий выглядит искусственно, шагу не ступишь от Пересильд, Старшенбаум и Малининых-Домбровских. Да и снятая на обложку амазонка в алом наряде более подходит для литературы типа «муж объелся груш», чем для трэвел-хроники смертельных раковых больных.

Думаешь: валяет же дурака какой-нибудь умелец-мистификатор (например, Курицын), а героев списал со вполне себе здоровых знакомых — ход, конечно, фоловый, но Слава такие любит.

И вот на тебе.

Ничего даже похожего, говорит Курицын, есть такая Александрова, в браке Зорина, вот ее фото, очень даже похожее на воительницу с обложки — а что убедительно описаны незнакомые реакции, так значит, просто писатель хороший, вот и все. И впрямь хороший: удерживать романом об онкологических больных внимание вполне себе здоровых и не склонных к философическим рассуждениям о бренности людей — задача не из легких. Медицинско-оздоровительному мусору, заковыристым названиям препаратов, которые хрен запомнишь, пока самого не прижмет, в книге уделено минимум места (так, для антуража), а все остальное — о том, как довольно примитивные люди вдруг начинают совершенно безбашенно справляться с подступающим аутом. Продавать квартиры, уходить на нелегал (рядовой смертник звездную смертницу похитил), болтаться с кучей денег по провинциям, жрать взбитые сливки и картошку-фри, запрещенные категорически, выбалтывать сюжеты ненаписанных романов, и все это с мочеприемником на боку у одного и лысой от химии головой у другой. Панибратски и платонически любить друг друга, потому что иначе и нечем.

Национальным бестселлером этой книге не бывать. Обязывающая религия сочувствия в России не развита, как во всяком не слишком счастливом обществе. Впрочем, возможно, и не для нас писано. Перевод вполне может иметь успех — и уж там-то вполне оценят нахальную фемину в алом платье и охотно простят вульгарность оформления.

Экспортный успех, буде случится, вполне порадует — ибо проза того стоит.

Не всякого сочинителя за Курицына примут.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу