Амирам Григоров

Финское солнце

Ильдар Абузяров
Финское солнце

Другие книги автора

Ильдар Абузяров "Финское солнце"

- Скажи-ка, Некусайнен, как твоя стиральная машина?

- О, как моя стиральная машина, Улыбайнен? Хорошо!

- Моя стиральная машина тоже хорошо, Некусайнен! Очень хорошо.

- Но, по правде говоря, моя так иногда шумит, что раки, которых моя Айно купила у Лаппалайнена, испугались и стали разбегаться – мы с Айно едва их поймали.

- То же самое, Некусайнен. Шумит. Очень громко. Как хоккейный матч. Но я привык.

- Скажи, это твоя стиральная машина работает вечером, когда раздаются странные звуки? «Ууу»? И ещё «аааа»? И скрип такой, ритмичный?

- О, это не знаю я, Некусайнен, я же работаю. Дома только моя Хельми, у неё и спрашивай!

- Знаешь, Улыбайнен, мне хочется написать роман! Про наш Дом, про наших людей! Про Уркко, ну ты же знаешь Уркко? Большой, чёрт знает сколько страниц. Потом я его издам, и прославлюсь!

- О, какой ты финско-татарский хитрец, Некусайнен!

- Нет, я серьёзно! Я хочу стать писателем. Пишешь, и можно таки при этом сходить покушать. Можно пройтись до магазина за томатной пастой, кабачками и шпинатом, и вернуться. Можно просто погулять, вернуться, и засесть по-новой. Я придумал потрясающий приём! Этот приём весьма интересен, невообразимо оригинален! Вот ты знаешь, нельзя же выводить человека в романе под настоящим именем? Вот как назвать нашего доктора?

- Не знаю, как назвать нашего доктора…

- А я придумал! Эску Лаппи!

- Эску Лаппи? Нашего Клистирайнена! А-хаха! А ты большой выдумщик!

- А наш бармен! Он разливает виски? И будет с именем Вискки!

- О, как это тонко! Ты это сам придумал, Некусайнен?

- О, да! Я это сам придумал!

- О, за такую отличную идею тебе следует… эээ… проставиться! Но я не верю, что ты придумал. Это тебе подсказали.

- Мне подсказали? О, это не так!

Оставим наших горячих парней общаться дальше, и немного поговорим о «Финском солнце». Это что за жанр? Неужто альтернативная история? Вариант развития нашего мира, когда в результате советско-финской войны Финляндия завоёвывает СССР? Да вроде бы, и нет. (Понимаешь не сходу, быстро тут только раки бегают).

Сборник лирических притчей? Где же тогда лирика? Ожидаешь её, ожидаешь, а её нет, как нет. Никакой. Вернее, она как бы и есть, но в то же время её и нет. Как так? А вот так.

Это сатира? Ну, встречались же произведения, где, к примеру, купец Кутилов проматывал состояния, простолюдин Сапожников метил, безуспешно, в графья, а развратник Сластолюбов всё норовил бесчестить приличных девиц? Это, конечно, в духе позапрошлого века, прямолинейно, как трамвайные рельсы на мосту, но, при желании, это может быть сделано и оригинально. Да нет, никакого особо смысла эти «финские» имена не несут.

Абсурдистское творение, и это всё – чистейший бред? Гротеск? Бессмыслица? Прорывается, конечно, порой и гротеск, и бессмыслица, но не так, чтобы мощно.

Да что ж это такое? А может, это аналог «кабачка 13 стульев»? Помните такую дивную передачу, с пани Моникой, Гималайским, Зюзей и паном Спортсменом? Вроде то был юмор. Но, честно говоря, в те годы сводный полк юмористов – Хайт, Курляндский, Каневский и Ко, плюс ещё «мудрец» из Польши Ежи Лец и прочие звёзды жанра из стран СЭВ – делали, как сейчас понятно, что-то несусветно провинциальное, пошлейшее, и притом, невразумительное, просто похихикать понимающе, просто угробить вечерок. Там было всего понемногу – и сатиры, и юмора, и гротеска, и буффонады, и анекдота из курилки НИИ, и эстрады, и ещё бог знает чего, единственно чего не было – никогда не было смешно.

В том кабачке, если вспомнить, какие-то люди со странными именами ходили туда-сюда, хохмили, пели, кривлялись (хотя чего, казалось бы, им кривляться, у львиной доли там такие были лица, что мимика была не нужна). Всё там было несколько странно и патологично, но как-то даже затягивало, я, хоть и маленький был, помнится, смотрел во все глаза. Всё думал, что вот-вот будет интересно. А интересно не становилось. Ни разу. Но я всё равно это смотрел. Ждал, даже. Почему, спросите? А ничего другого просто не было. После передачи выключался телевизор, и наступала ночь.

Так и тут - тянется и тянется это действо, а ты ждёшь какого-то взрыва, ну вот сейчас, ну, наконец-то, произойдёт-таки такое, что наполнит смыслом и этот дом-утюг, и этих сантехников-барменов-торгашей, осветит и выволочет из темноты, и этот мирок хоть как-то расцветёт, расшумится, РАССВЕТ БЛИН НАСТУПИТ, и ты наконец-то поймёшь, зачем это всё было написано! Но вместо этого – всё просто кончается.

А ты, читатель, не переставая, по инерции, надеяться на рассветные лучи, ждёшь их, не то, что как финн, а как угро-финн, как ненец, живущий у Полярного круга, ждёт конца полярной ночи, но не дождёшься ты, читатель, ничего такого.

Это ты в конце только поймёшь, в самом конце, что тут просто реализация художественного замысла, это изящная штучка, это такая литературка для своих, это вещица такая. Кто смотрел кино «Овсянки», тот согласится, что бывают такие штучки, подчас, и привлекательны, это если выдуманный мир вдруг окажется печальным, светлым и прекрасным. Или, к примеру, мрачным и обещающим катарсис в финале.

А тут, ты, читатель, в конце будешь мучительно думать, зачем это всё было нужно.

Если прямо сказать, почему «Финское солнце» светит, но не греет? Что же погубило тут весь цимес? Просторечия, вторгающиеся в ткань текста, подчас совсем не к месту? Яд, конечно, но не смертельный. Изобилие эти Вискки, Тапкко, Эску Лаппи и т.д.? Привыкаешь, по правде говоря, не сразу, но обязательно. Может, действительно, отсутствие существ нашего с вами вида, а вместо них - наличие оживших марионеток, не имеющих внутренностей?

Может быть, пришла пора нам в большой прозе снова Героев видеть? Настоящих людей? Живых? Ну, ладно, а мы возвращаемся в Бар, где наши друзья, Некусайнен и Улыбайнен, обсуждают будущий роман Некусайнена! Как раз к ним присоединился доктор Клистирайнен! Но где же Айно, жена Улыбайнена? В это время она обычно заглядывает в наш Бар! А, вот, наконец, и она! Сейчас она споёт нам! Песню исполняют Айно Улыбайнен и Лили Иванова!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу