Елена Васильева

Остров Сахалин

Эдуард Веркин
Остров Сахалин

Другие книги автора

Эдуард Веркин "Остров Сахалин"

В прошлом году новую книгу Эдуарда Веркина пропустить было невозможно. Про «Остров Сахалин» говорили, кажется, все. У этого романа появились обожатели и ненавистники. Он породил едва ли не конспирологические теории о том, как развивается современное литературное пространство. И шум, окруживший «Остров Сахалин», в какой-то момент оказался громче самой книги.

«Первый по-настоящему взрослый роман Веркина», –  говорили они. «Веркину наконец надоело сидеть в подростковых романах», – писали они.

Ну, это не совсем так.

В «Острове Сахалин» действуют вполне типичные герои из романов для подростков – немного наивная, но очень самостоятельная японка Сирень с русскими корнями и грубоватый , но с огромным сердцем русский парень Артем. У героев случается большая и чистая платоническая любовь.

«Она всегда спрашивает о будущем. У всех о будущем. Это удивительно. Она удивительная, я не встречал таких. Она первая, кого интересует будущее. <...> Не то будущее, что у Чека или у меня, а другое. Настоящее будущее. Это понятно, будущее и она. Это так здорово – когда я вижу ее, я начинаю верить, что будущее есть. Она ушла, и мне плохо. Плохо».

Веркин, как и всегда, попадает в жанр – посмотрите другие его тексты, не «Мертвец» и не «Облачный полк», с которыми чаще всего сравнивают «Остров Сахалин», а какой-нибудь «Друг-апрель», «Кусатель ворон», «Через сто лет», что-то из того, что издает детская редакция «Эксмо». Станет понятно, насколько «Остров Сахалин» с ними в одном ряду. Он хороший, интересный, о добром и вечном. Совершенно типичный – только декорации покруче, а крови и жестокости побольше.

«Площадь перед тюрьмой была завалена трупами. В основном солдаты и чиновники, разбросанные кое-как, по ним было видно, что смерть не застала их врасплох и они сумели оказать ей некоторое сопротивление – почти все тела оказались изувечены и имели на себе явные признаки борьбы. Рядом с ними лежали многочисленные китайцы, убитые преимущественно из огнестрельного оружия; самого оружия, кстати, я не заметила, его забрали бунтовщики. Заметила я и нескольких каторжных – одному из них размозжили голову его же ведром, другой, похоже, умер от удара – лицо его имело багровый цвет, а глаза выпучились. Среди лежащих на площади не осталось раненых. Только мертвые».

Можно оценить момент, в который «Остров Сахалин» издан. Удачный: как раз идет очередной виток геополитических споров вокруг Курильских островов. На таком историческом фоне «Остров Сахалин» читается, конечно, по-другому, чем читался бы три года назад. А история о том, что ядерную войну в мире начинает КНДР, принимаешь уж совсем близко к сердцу. Мало ли, что там нас дальше ждет? По версии постапокалипсиса от Веркина – почти ничего. Выживут только японцы, остальные истребят сами себя. А кому все же повезет, того убьет МОБ – мобильное бешенство, болезнь, поражающая мозг. Или, попросту говоря, когда люди превращаются в зомби.

Если не останавливаться на том, что это постапокалипсис, в «Острове Сахалин» можно найти и библейские отсылки, и аллюзии к Чехову (кто-то через губу отпускает комментарий, что Веркин ну вообще все скопировал у Чехова), и подражания японской культуре. По всей видимости, то, что новый «Остров Сахалин» вместил в себя столько смыслов, да еще и связал Деву Марию с Юрием Гагариным, и стало основанием для многочисленных похвал в адрес этого романа. Здесь поморщусь, не соглашаясь сама с собой, и я. Это и правда глубже того, что Веркин делал до этого. 

Книга читается на высоких скоростях, потому что отложить ее надолго нет никакой возможности, – когда случается землетрясение, бегут зэки и вообще наступает апокалипсис, уже не до мелочей. «Остров Сахалин» соотносится как с сиюминутным, так и с вечным. Роман легко затянет разные аудитории – от академической до подростковой. Все это очень хорошо и правильно – настолько, что велик соблазн заподозрить Эдуарда Веркина в расчетливости. Но это смешно. Веркин написал свою книгу, только – осознанно или интуитивно – подкрутив в ней нужные гаечки. И если бы мне нужно было выбрать сферический «Национальный бестселлер» в вакууме, я бы выбрала «Остров Сахалин» как наиболее подходящий под это определение.  

Но сколь высоко можно задрать «Остров Сахалин» в разговорах о нем, столь же низко он падает, стоит лишь обратиться к самому тексту. И дело здесь не в плохой редактуре книги, о которой писали как поклонники, так и критики романа, и отнюдь не в жанровости этой прозы. Текст «Острова Сахалин» подчеркнуто примитивен и опрощен – возможно, сыграла роль все та же ориентированность на подростков. В нем много не редакторских, а вполне сюжетных несостыковок. Веркин попытался запихнуть содержание в не доросшую до него форму. Что, безусловно, не отнимает у романа шансов быть прочитанным. Но есть большое подозрение, что многие не смогут его полюбить.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу