Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

09.04.2019s

Опубликован Короткий список и состав Малого жюри

смотреть

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Сергей Беляков

Дни Савелия

Григорий Служитель
Дни Савелия

Другие книги автора

Кошки и люди

Сноп искр магических у вас в спине пушистой,
В мистических зрачках, чуть искрясь в глубине,
Песчинок тонких рой играет золотистый.

Шарль Бодлер «Кошки»

Сердце моё открылось для тысячи нежных ощущений.

Аббат Прево «Манон Леско» 

Савелий – кот. Он же Август, Кай, Темиржан. Савелием его назвала мама в честь любимого всей кошачьей семьей трехпроцентного творога «Саввушка». Другие имена дали временные хозяева. Последнее, «Полифем», он получил в кошачьем приюте, куда попал изрядно потрепанный жизнью, потеряв один глаз и часть хвоста.

Савелий родился в солнечный летний день в коробке из-под бананов.

«О, моя коробка! Моя колыбель, подбитая тополиным пухом <…>. Вместилище детских грез, чаяний, страхов…» Кошки жили на улице. Возможно, это были обедневшие аристократы, жертвы обстоятельств, превратностей судьбы. Никаких Васек и Мусек даже среди их знакомых не было. Мамочка Глория, тетя Мадлен, дядя Шарль.  Об отце, как пояснил Савелий, в кошачьих семействах вопрос не ставится. Тем не менее, он слышал, как мамочка и тетя Мадлен шептали имя таинственного Момуса. Позднее Савелий узнает, что легендарный Момус был одним из отцов-основателей кошачьего братства, «гавани справедливости и милосердия в океане горя и зла». Савелий рос под музыку Вивальди, которая лилась из дома напротив его коробки. Он был музыкален и не лишен литературного дара. Только представьте эту картину. Мама Глория хватает за шкирку сбежавшего из коробки котенка, чтобы водворить его на место: «Пока она несла меня, я раскачивался в воздухе: синь небес — зелень трав, синь небес — зелень трав. Кувырок — дно коробки».

Савелий знает французские, итальянские слова, крылатые латинские выражения. Его манеры безупречны: «Я уселся на задние лапы и отрекомендовал себя в самой галантной и изысканной манере». Он полон чувства собственного достоинства и не понимает, почему хозяйка гонит его из своей постели: «Я тепел, шерстист и, если надо, нежен». Савелий проявляет гражданскую ответственность и воинскую доблесть во время своей службы в картинной галерее, в отряде котов-крысоловов.

Любовь искалеченного Савелия и зеленоглазой красавицы Греты платоническая и возвышенная.

«Вспомнишь ли наши ясные дни? Вспомнишь ли, как мы ежедневно встречали солнце на Яузе, а провожали его на Большой Полянке? Вспомнишь ли наши неспешные прогулки… <…> Улыбнешься ли, как в тот час, когда первый луч падал на золотой купол Никиты Мученика и слепил твой изумрудный глаз?»

Когда Грета умерла, Савелий просто не мог оставаться в этом мире и шагнул под колеса: «Первый автобус увильнулся от меня. Вторая машина тоже. А вот грузовику уже некуда было деться».

Ни слова о боли и смерти. Может быть, колеса не успели коснуться кота? Савелий вознесся на небо, чтобы там, среди звезд, встретиться с Гретой.

А разве бывают такие кошки? Это же не кошки, а прекрасные дамы и галантные кавалеры, сошедшие с картин Антуана Ватто. Ожившие фарфоровые статуэтки в стиле рококо. Да, Григорий Служитель придумал своих котов, придумал талантливо и вдохновенно, вписал их в городские пейзажи старой Москвы. Кошки так изящны, грациозны, загадочны, что поверить этой авторской фантазии легко.

Истории людей в этой книге заметно проигрывают кошачьим. Лучшие из них те, где кошки все-таки присутствуют. В главе «Витюша» рядом с мальчиком, его мамой и бабушкой кот Савелий. Именно он создает конфликт, определяет драматургию главы. Истории людей в чистом виде, без кошек, как «Записи Белаквина», кажутся затянутыми и даже чужеродными этому тексту. Лена, Света, Галя, Сеня, Дмитрий Павлович не вызывают симпатии и сочувствия, как вызывают их Савелий, Грета, Гарри, Боцман, Изюм и другие кошки. Интересно, было ли это в замысле, или получилось случайно? Может быть, автор книги мизантроп? Я так не думаю. Дело в другом. Из литературы и кино почти совсем исчезли романтические и сентиментальные мотивы. Их осмеяли и объявили старомодными, безвкусными. Осталось безжизненное поле, выжженное кислотами критических статей, вытоптанное художниками-новаторами. Но люди еще не потеряли способности любить, плакать, сопереживать. Их нерастраченная нежность обернулась любовью к собакам, кошкам, птицам. Спасибо автору, спасибо кошкам, что помогают людям оставаться людьми.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу