Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

09.04.2019s

Опубликован Короткий список и состав Малого жюри

смотреть

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Михаил Фаустов

Ненавижу эту сучку

Ольга Столповская
Ненавижу эту сучку

Другие книги автора

Ольга Столповская "Ненавижу эту сучку"

Давайте проведем мысленный эксперимент. Возьмем двух человек, один из которых пишет тексты для телевидения, а второй — для интернета. Дадим им одинаковое задание: описать сюжет сказки «Колобок». Результат, на мой взгляд, предсказуем. Первый уложится в три предложения, а второй накатает, простите, лонгрид.

Текст «Сучки» явно написан первым. Выхолощенные, короткие предложения, простые, как кирпичи — вот из них-то и построен «дом» этой книги. Правда, построен он на зыбучем песке и, похоже, в кредит. Видимо, ему потребовалось и предисловие, и послесловие.

Однако, несмотря ни на что, где-то к середине романа я стал даже сопереживать его героине, вполне комфортно ощущая себя во вселенной, центром которой она себя определила. Вот только не надо тут мне про ее нарочитую скромность и бытовую неприхотливость (мужские рубашки, спать на работе, жить в коммуналке в одной комнате с саженцами и картошкой). Быть центром вселенной это никогда никому не мешало. И, заметьте, я не говорил, что это плохо. 

Истории девичьих отношений с предсказуемым финалом при этом не хватает как раз деталей. Очень хотелось вместе с автором расползтись мыслию по древу, но Столповская яростно отсекает все побочные линии. К примеру, волнующий каждого современного читателя вопрос о size matters если и вышел за пределы секс-шопа, то совсем недалеко, а благодатная тема Australian English вылилась всего то в разбросанные по тексту фразочки из путеводителей и разговорников. Из истории про исчезновение кошки можно было бы сделать если не отдельный роман, то по крайней мере повесть, животрепещущее обсуждение тематики «Дня толерантонсти» на родительском собрании, куда девушки приходят вдвоем, повисает без продолжения. 

Ну и, конечно же мне, стареющему эротоману, хотелось бы побольше влажных подробностей, а не вот это вот: «Алекс, икнув, увлекла меня в темноту тропического сада и в темноту своего тропического лобка». Впрочем, всё что угодно можно простить автору за фразу «Лед сулил падение». Это уже почти стихи, точно лучше Пушкина. 

Опять же хочется попенять на «в коридорах вместо английского слышался колоритный сибирский говор с матерком». Как известно, никакого особого «сибирского говора» не существует. В отличие от поморского, уральского, дальневосточного, южного и, простите, московского. И в спортивных костюмах понаехавшие в Москву сибирские нувориши на работу не ходили даже в 1992-м году. А ведь и тут можно было навертеть параллелей между Сибирью и Австралией. Но увы. Никто нигде не абориген. 

Отдельно хочется отметить ужасающие колонтитулы и буквицы в пдфке, которую я только что прочел. Впрочем, автор, к счастью не имеет к этому несчастью никакого отношения.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу