Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

s

Работает Большое жюри. Публикуются рецензии.

читать

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Елена Васильева

Ненавижу эту сучку

Ольга Столповская
Ненавижу эту сучку

Другие книги автора

Ольга Столповская "Ненавижу эту сучку"

В чем плюс броских заглавий? Все сразу же идут читать книгу. В чем минус? Соответствовать такому заглавию очень сложно.

Роман Ольги Столповской называется «Ненавижу эту сучку», но особой ненависти в нем нет. С сучкой тоже вышли проблемы.

Начинается роман с автопортрета главной героини: разведена, носит мужскую одежду, воспитывает дочь. Еще и находится на грани увольнения – в стране кризис. И тут в офисе появляется Она, и мы сразу понимаем: та сучка с обложки. Еще и иностранка! Сейчас выживет нашу героиню с работы, отберет у нее несуществующих мужиков, заставит простую русскую женщину чувствовать себя ничтожеством.

Ничего подобного: пришлая стервозная дама заведет с рассказчицей роман и заставит поверить в собственные силы. Но от обвинений в «сучковатости» все равно не уйти.

Это книга не столько о человеческих отношениях, сколько о разнице менталитетов и воспитания. Алекс, та самая «сучка», родилась в России, но еще в детстве переехала в Австралию. Алекс всю жизнь вбивали в голову мысль, что она должна хорошо жить: «Мои родители много страдали ради того, чтобы я жила нормально! Я просто не имею права жить плохо!». Алекс замужем за пожилым австралийцем Сесилом, она признает, что это брак по расчету, но ей жалко престарелого мужа. Еще Алекс очень любит материальные блага – красивую мебель, хорошую посуду, вкусную еду.

Что касается главной героини, то она воспринимает страдания как необходимую норму: нужно ходить на работу, даже если ее уволили, вдруг передумают – дочь-то надо кормить. С мужем она развелась – «жить на диванчике в монтажной было гораздо удобнее». Еще главная героиня совсем не любит гастрономические изыски и не страдает вещизмом. Но терпеливо исполняет требования своей любовницы (в тексте она всегда «подруга»), потому что дорожит этими отношениями.

«Я с удовольствием вкладывалась в покупку всего, что выбирала Алекс: салатницы, тостер, миксер, кофемашина и блендер, вафельница, шейкер и тому подобное. Но в глубине души все еще считала вещи врагами, отвлекающими от более интересного, но не такого очевидного нематериального мира. Но подруга уверяла меня, что на кровати должно быть не меньше шести подушек: две из них для сна, остальные для декора. В хозяйстве необходим стеклянный кувшин с широким горлом, чтобы вино дышало, раскрывая вкус и аромат…»

Постепенно количество различий между женщинами становится критическим. Главная героиня этого вроде как и не осознает – видимо, страдания можно терпеть и в личной жизни – но вялотекущий конфликт все-таки обретает кульминацию, и ею становится поездка к семье Алекс в Австралию. Там все не так: русские для австралийцев подобны инопланетянам, семья Сесила не приемлет свободную любовь своей невестки, а жизнь местных подчинена строгому регламенту, который очень раздражает героиню.

«После чая наступает время легкого ужина, и все повторяется снова: готовка, сервировка, гастрономические наслаждения, фантазии и пожелания. Затем мытье посуды. После ужина принято есть снеки. Так проходит австралийский день. Любые метания, отступления от этого графика не приветствуются, вызывают недоумение и фрустрацию. В глубине души отсутствие аппетита австралийцы считают коммунистической заразой».

Так что, начинаясь как веселый роман о паре лесбиянок, к концу книга уходит в рассуждения о патриотизме и подспудно связанной с ним нелюбовью к деньгам и обеспеченности. Немного неожиданно.

«Я иду на автопилоте к неведомой цели, стуча по серому мрамору рыжими каблуками. Я ни счастлива, ни несчастна. Я ни о чем не думаю. Другие роботы оборачиваются мне вслед. Мы строим новую страну. Богатую и сильную. Прекрасную и непобедимую».

Но главная проблема книги, на самом деле, – это одномерность повествования, отсутствие альтернативных точек зрения. Мы не узнали, кто такая Алекс. Она – кукла, женщина с идеальной внешностью, определенным набором черт характера, двигающаяся только после завода ключиком. Но таких не то что людей – таких литературных героев не бывает, если мы, конечно, говорим не о в классицистической литературе XVIII века. Слова рассказчицы вызывают недоверие, а проверить их невозможно – Алекс слова не давали.

Так что предлагаю новое название, менее эпатажное: «Ненавижу эту куклу». Тогда все встает на свои места. Хотя ненависти все еще маловато – всего четыре «ненавижу» на весь роман.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу