Сергей Беляков

Призрачная дорога

Александр Снегирев
Призрачная дорога

Другие книги автора

Призрак романа

В издательстве «Эксмо» вышел новый роман Александра Снегирёва с предисловием Валерии Пустовой. Не пропустите предисловие. Диалог писателя и критика дает замечательный эффект. Перед вами развернется настоящий театр абсурда. Представьте, что профессор математики, со всем своим научным аппаратом, непонятным для простого читателя языком, написал комментарий к детской настольной игре. Не компьютерной, а как в фильме «Подкидыш»: «Трое играющих берут четыре фишки, причем пятый игрок все время выкидывает. После того, как лиса оказывается съеденной, она делает четыре хода назад».

В романе «Призрачная дорога» тоже есть диалог. Писатель сочиняет книгу, а его муза Кисонька делает замечания и даже предлагает вариант текста. О чем роман? Сам автор сформулировал лаконично и точно: «целый ворох обрезков <…> лоскутного мышления». Логическая связь между лоскутками не просматривается. На память приходят слова классика: «Смешались в кучу кони, люди…» Лошадей много: вороные, гнедые, буланые. Воображаемые, конечно. Писатель не раз замечает, что где-то в окрестностях его дома протянулась дорога, по которой более двухсот лет назад отступала армия Наполеона. Есть еще чучело белой лошади, вернее останки трофея, что привез в 1945 году дедушка писателя из Германии. С людьми гораздо сложнее. Богиня, печник, плотник, старухи, сиротка и другие персонажи пока в стадии разработки. Они возникают как призраки, меняют контуры, исчезают надолго и снова появляются. Лоскутки текста различны по величине: от одной двух строчек до целой страницы. Это сценки, диалоги и даже философские размышления. Не будем тревожить тень Василия Розанова. Скорее всего, Снегирёв ориентировался на короткие тексты в социальных сетях. Доза текста увеличивается постепенно, чтобы читатель не заскучал.

Метафорой романа «Призрачная дорога» может служить развороченный камин. Работу печник не завершил: автор убил воображаемого печника воображаемым кирпичом. Под воображаемыми кирпичами можно найти интересные фрагменты текста. К ним я бы отнес диалог писателя с уполномоченной по делам несовершеннолетних Она задает писателю нелепые и унизительные вопросы, похожие на те, что были в советских анкетах, а теперь благополучно перекочевали в практику постсоветской бюрократии. Смешно и актуально. Есть в тексте неплохие метафоры и сравнения: «Небесный кондуктор прокомпостировал черноту звездами». Но метафоры еще надо отыскать в бесконечном словесном потоке. Что-то вроде набора для творчества «Сделай сам».

А вот критик Валерия Пустовая прочитала роман Снегирёва с интересом и даже определила жанр: «это роман, вспоминающий чем он был до рождения», «роман-обряд», а создание его – «род писательского шаманизма». Удивительный все-таки критик Валерия Пустовая. Она находит черную кошку в тёмной комнате, даже если её там нет. Мне это не удалось. Отправится ли читатель по призрачной дороге отыскивать призрак романа? Не знаю, не берусь судить. Я бы не советовал.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу