Ольга Погодина-Кузмина

Каллиопа, дерево, Кориск

Роман Шмараков
Каллиопа, дерево, Кориск

Другие книги автора

Роман Шмараков "Каллиопа, дерево, Кориск"

О рыцарь пера, избегай в своем деле избыточной сложности! Не мни, безумец, что украшая нить смысла бусинами фраз, коих не разделяешь точкой, уподобляешься ты Прусту, Эдгару По и Гюисмансу! Не овладев искусством продевания утка в основу не выткать золотой парчи.

Взываю к тебе и заповедую, ибо смертный человек обречен на немощь тела и слишком скуден умом, чтобы извлекать крупицы смысла из предложений, занимающих полстраницы:

«Подобно тому, как вакханки, о которых Плутарх рассказывает, что среди своих скитаний они уснули на площади во вражеском городе, пробуждаются, когда вытрезвилось священное исступление, и видят, что окружают их места чужие и неблагосклонные, так и я, дорогой FI., словно обуянный божеством дружбы, озираю края, в какие оно меня занесло, и сопоставляю свою дер-зость со скудостью средств, из коих придется за нее расплачиваться. Вы хо-тели от меня рассказа — я обещал его и не могу взять обещания назад; но чтобы в этой просьбе не начали поневоле раскаиваться и Вы, вооружитесь снисходительностью, ибо доселе не изыскано лучшее средство получать удовольствие от чужой бездарности».

Взываю я к тебе и заповедую, ибо смертный человек не постигает причин, по которым столь простые вещи должны быть сказаны столь сложно:

«Миновав въездные ворота, я прошел мимо изваяния, чей наряд был призван обозначать варварскую роскошь, а поза — предосудительные намерения. Мужчина, которому академический резец подарил все, что было ему известно о неумении сдерживать страсти, простирал за чем-то руку, опираясь другой на крошащийся постамент; между ее судорожными пальцами проросла полынь — аллегория тем более трогательная, что ваятель ее в счет не поставил».

Взываю я к тебе и заповедую, ибо смертный человек устрашится безумия, сокрытого в твоих тайных письменах:

«Это они в подобных домах таятся за дверьми, поджидая случая спросить пришельца об обуревающих его желаниях. Психоанализ составил им сильную конкуренцию, но полностью не вытеснил. Он подтвердил мои предположения, спросив, что мне угодно».

Не соблазняйся, о сын мой, примерами древних, писавших темно и витиевато. Нередко сии примеры даны нам нерадивостью переводчиков. Когда б и в самом деле был тяжел слог некоторых весьма ученых мужей, не забывай – то слог давно ушедшего времени, некогда употребимый и общепринятый, нынче же совершенно вышедший из обращения.

Помни, несчастный, что мысли свои надлежит излагать в простой и ясной форме, не затемняя света истины завесами словес, а ежели означенных мыслей не имеешь, то обрати свой взор к творениям, которым поклоняются высочайшие умы. Изучай их прилежно, но не копируй бездумно, ибо нет смысла в умножении ложных сущностей.

Книга же сия Романа Шмаракова именем «Каллиопа, дерево, Кориск» да пребудет поучением для каждого пишущего. Как явилась она наказанием для читающего.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу