Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2019

s

Работает Большое жюри. Публикуются рецензии.

читать

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Владислав Толстов

Небесный почтальон Федя Булкин

Александра Николаенко
Небесный почтальон Федя Булкин

Другие книги автора

Шестнадцатое письмо Ольге Погодиной-Кузминой

Добрый день, уважаемая Ольга! Хочу рассказать Вам один случай из жизни. Как-то я поехал в командировку в одно маленькое сельское поселение, там в клубе отмечали День села, и по этому поводу устроили праздничный концерт. А это очень бедное поселение (таких у нас большинство), и клуб выглядел соответственно – все такое облупленное, продавленное, скрипучее. Но на концерт набился полный зал, в основном женщины. Меня посадили в первый ряд, как почетного гостя, «человека из области». И вот выходит ведущая и говорит – а сейчас наша Маша прочитает вам новое стихотворение про маму, которое она недавно сочинила. Выходит эта Маша, лет сорока такая тетка, и читает стихотворение. Стихи ужасные, дубовые, дети такие в первом классе пишут. Я аж глаза закрыл, голову опустил – какой кошмар, думаю, как вообще такое можно вслух читать.

Я глаза закрыл, голову опустил – какой кошмар, думаю, как такое можно вслух читать. Потом открываю глаза, оглядываюсь – а весь зал плачет! Плачет! Всхлипывают, рыдают, слезы вытирают. И знаете, Оля, так мне в эту минуту стыдно стало! Вот ведь, думаю, у этой Маши, скорее всего, нет никого, кроме мамы. А мама старенькая, худенькая, болеет. И вот Маша написала про нее стихи и пришла на праздник всем прочитать. Стихи графоманские, но Маша написала их от всей души, и всех проняло. Потому что и у Маши, и у ее мамы, и у всех женщин в зале жизнь тяжелая. Настолько тяжелая, что нам с Вами, Оля, даже представить невозможно такую жизнь. И редкий свет в окошке, когда выходит такая вот Маша и читает стихи про маму. Это и называется культурой.

 Это я к чему рассказал. Что иногда мне попадаются тексты, про которые я могу сказать – боже, как такое вообще можно читать. А потом выясняется, что вокруг много людей, которые эти тексты читают, и плачут в голос, и автору они вручают всякие ништяки, потому что считают его большим писателем. Просто это другая культура, к этому и надо относиться как к чему-то такому, что тебе непонятно. Все равно не поймешь, как ни пытайся.

В общем, я начал читать роман Александры Николаенко «Небесный почтальон Федя Булкин». Александра Николаенко – заслуженный автор, увенчанный наградами. Вы, допустим, Ольга, в иерархии литературной вроде в звании капитана, а она не меньше чем полковник: в 2017 году стала лауреатом премии «Русский Букер» за дебютный роман «Убить Бобрыкина». Я читал роман «Убить Боборыкина». Вернее, пытался его читать, но где-то на десятой странице опал как озимые. На меня этот текст произвел впечатление какого-то убожества. Смеси слезливой мелодрамы, нахватанных откуда-то модных идей и вдобавок невероятно плохо написано. Нет, не смог я прочитать роман «Убить Боборыкина». И новый роман Александры Николаенко прочитал страниц 30. Ниасилил, как мой младший сын говорит. Там маленький мальчик уговаривает бабушку не умирать. А потом рассказывает, что его родители уехали куда-то далеко, наказав ему не расстраивать бабушку. И вот он всячески старается ее не расстраивать.

Все это написано не просто плохо – там такая слезливая интонация, такая сюсюкающая манера, которой не найти уже в самых забубенных провинциальных газетах. И от всего этого ощущение какой-то огромной неправды, фальши, игры. Если это пишется на полном серьезе – так это просто детский лепет. Если это написано развлечения для, или за ради получения еще одной премии – так это просто, извините, пошлость. Это, Оля, просто неумно выглядит.

Но я написал это и теперь сижу думаю, что, наверно, я неправ. Что в нашей культуре должна быть ниша для таких авторов как Александра Николаенко. И раз она получает «Букера», наверно, к ее творчеству следует относиться более толерантно, так? А я вот не могу. Есть у меня, оказывается, какие-то сдерживающие центры, не дающие пуститься в безудержную толерантность. Я лучше еще раз вспомню, как Маша читала искренние стихи про маму. На фоне романа «Небесный почтальон Федя Булкин» они воспринимаются как шедевр. Всего Вам хорошего.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу