Елена Васильева

Татьяна, 30 лет, Овен

Татьяна Леонтьева
Татьяна, 30 лет, Овен

Другие книги автора

Татьяна Леонтьева "Татьяна, 30 лет, Овен"

Феномен прозы, написанной женщинами, прост. Читательницы сопереживают героиням и обнаруживают в них себя. Читатели – открывают о дивный женский мир. С огромным удовольствием и те, и другие готовы не по разу кататься на этих американских горках. Интересно, не надоедают ли в реальности подобные аттракционы? Типичная женская проза, увы, надоедает.

Татьяне Леонтьевой удается создать поначалу классный и непривычный неблагоустроенный мирок. Коммуналки, странные соседи, не менее странный муж, маргинальные знакомые. Ей как будто бы даже комфортно в этом не самом приятном окружении. И если бы сохранить этот градус подчеркнутной необычности (которая для многих да, сойдет и за обыденность, но таких будет меньше), то все могло бы сложиться по-другому.

Но тут постепенно выясняется, что главная героиня смотрит на мир немного свысока: простые проблемы простых людей ей не по душе – и ладно бы это, но они даже не удивляют ее, она не обнаруживает в этом поразительного разнообразия. Игнорирует она и то, что ей самой приходилось оказываться на месте такого «простачка» в глазах других.

«За два года соседства мы в совершенстве разработали теорию по достижению личного счастья. Мы установили, что косметика и каблуки тут ни при чем (настаивала я). Что количество прочитанных книжек тоже ни при чем (настаивала Леля). Что психоанализ тоже не помогает (я спорила). Нужно работать над собой в поиске гармонии, и вот тогда явится он, тот самый заветный положенный тебе мужчина. И тогда-то и начнется настоящая новая жизнь».

Татьяна, 30 лет, Овен, словно скрывая это от самой себя, испытывает страсть к комфорту. Ей хочется жить так, как живут или могли бы жить те самые простые девочки, над которыми она посмеивается. Но рефлексии, связанной с этим противоречивым желанием, не наблюдается. Что кажется невозможным: ведь главная героиня, судя по описанию, к рефлексии как раз-таки очень склонна.

«Я представляла, что вот есть у меня такая семья. Два сорванца и серьезный муж. Я спешу домой с работы, в сумке пачка рукописей, перед сном почитаю, в пакете какой-нибудь игрушечный автомобиль для ребят… Дома уютно горит ночник, дети рассказывают наперебой, как провели день… Я улыбаюсь и рассматриваю их рисунки и поделки… Да, еще надо санки достать с антресоли, зима на носу… В выходные всей семьей пойдем кататься с горок… Скоро придет муж, надо спросить про санки…»

Точно также нет рефлексии, например, и по поводу любовных отношений – хотя это было бы ожидаемо. Еще в самом начале Татьяна искренне осуждает рвение женатых мужчин:

«Понятно. То есть мало ему жены, нужна еще и полюбовница. Или несколько сразу. Или каждый вечер новая («Готов на всяческие эксперименты, в том числе и с психикой» — завлекает аналитик). И ведь не боится даже под собственным именем клеить баб в Интернете. Или жена не против? Или она тоже так развлекается и у них это принято? <…> Поискала, блин, поискала. Познакомилась…» –

и не подозревает о том, что сама свяжется с парочкой подобных – и, конечно, будет страдать:

«— Ты это… умер кто у тебя?
— Нет, что вы…
— Беременна?
— Да нет же…
— Ну ясно. Зачать не можешь. Понятно.
Я рассмеялась.
— Любовь у меня… Ни… ни… несчастная. К жи… жи… женатому мужчине.
Она сгребла мой пакет, взяла меня за руку и привела к своей лавке.
— Га-а-аль? Прикинь чё. Женатого, говорит, любит. — И вдруг захохотала.
— А чё реветь-то? — в тон ей ответила Галя. — Вот беда-то! Женатого она любит, посмотри на нее! Не смеши людей. — И тоже заколыхалась от смеха».

Такие амбивалентные ситуации, возможно, приведены как раз для того, чтобы высмеять стереотипное мышление, или показать, как героиня сама себя выставляет в нелепом свете, или просто чтобы заявить о непредсказуемости жизни. Но выглядит все так, как будто Татьяна Леонтьева всего лишь вспомнила о забавных случаях, которые могут развлечь читателя, и не подумала, как их соседство выглядит в свете всего сборника – который объединен фигурой главной героини и читается пусть не как роман, но как единая книга.

И да, в окончании необходимо заметить. На сайты знакомств давно уже никто не ходит. Но, поговаривают, «Тиндер» работает.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу