Сергей Беляков

Славянские отаку

Упырь Лихой
Славянские отаку

Другие книги автора

Упырь Лихой "Славянские отаку"

По словам автора, цель этой книги «в том, чтобы люди забыли о своем национальном достоинстве и вспомнили о достоинстве человеческом». Начинается она с порнографического видеоблога, который ведет украинский юноша Коля Дмитрук (только однажды он назван Мыколой). Мальчик красуется перед вебкамерой, мастурбирует и даже занимается сексом со старшим братом. Русские зрители и, так сказать, собеседники Коли, обзывают братьев «хохлами», «пидорами», «укропами» (я привожу только самые мягкие выражения, ведь герои этой книжки матерятся через слово), однако исправно переводят ему деньги. А Коля и рад продолжать, тем более, что он влюбляется в одного из своих собеседников, московского журналиста, милитариста, путиниста, имперца Дмитрия Нестеренко (в блоге он выступает под ником «Москаль»). Коля перебирается жить в Россию, к своему возлюбленному. Большая часть книги посвящена разным способам однополой любви, довольно откровенным и совершенно некрасивым описаниям гомосексуальных соитий под отборный русский мат, перемешанный с японскими словечками. То и другое несколько разнообразит авторский стиль, намеренно упрощенный, даже примитивизированный, чтобы передать простую, если не сказать убогую лексику интернет-чата. Речь героев в офф-лайне – всего лишь продолжение он-лайн болтовни. Сравнения и метафоры попадаются редко, и они столь неудачны, что лучше б их и не было вовсе: «Соотношение бухла и жратвы в тележке было непропорциональным, как ВВП России и Украины». При этом Упырь Лихой писать как раз умеет, но художественный мир этого романа не допускает стилистических красот.

Автор «Русских отаку», очевидно, хорошо разбирается и в гомосексуальности, и в нравах и обычаях русских и украинских «виабу». Так называют фанатов современной японской культуры, частью которой являются мультипликационный стиль анимэ. Я анимэ почти не смотрел, а представление о современном японском идеале мужской красоты могу составить разве что по выступлениям Сёмо Уно и Юдзуро Ханю. Про яой и хёнтай я еще слышал, но кто такие «шота», «хиккан» и «тян» узнал только из «Славянских отаку». Но знающие люди говорят, будто сладкая парочка братьев-гомосексуалистов – это типичный яойный образ. Брюнет (повыше ростом и постарше) и блондин, но у обоих мужского – только брюки.

«Лицо спящего Димы было прекрасным и невинным, длинные ресницы и полуоткрытые пухлые губки делали его совсем похожим на тян».

У Коли «огромные синие глаза, нежная белая кожа, тонкие пальцы и светлые волосы», в одной из первых сцен он напоминает японскую девочку.

Женщинам в мире этих женоподобных мужчин остается роль второстепенного героя, или наблюдателя. Кульминационная сцена последней главы («Яой без границ») представляет собой групповой секс с участием шестерых мужчин. Присутствуют и дамы – русская и японка. Сидят на диване и пьют мартини, любуясь происходящим: «Мидори визжала, прыгала и хлопала в ладоши», а Елена так увлеклась, что позабыла о собственном ребенке. Впрочем, жанр яой ведь и придуман был не для мужчин, а для девушек.

Заканчивается книга смертью Дмитрия Нестеренко-Москаля, который оставляет любимому Коле все свое состояние (коттедж неподалеку от МКАД). Если это метафора русско-украинского примирения, то довольно-таки пошлая. Бывшие любовники Дмитрия (а в этой книжке трахаются все со всеми) поминают покойного добрыми и задушевными словами: «Нестеренко был говно, — вздохнул Сергеич. — Но некоторые жители Этой Страны и Ближнего Зарубежья его очень любили. Непонятно почему». В самом деле, непонятно. Прямо скажем, та еще «речь о достоинстве человека» получилась у петербуржского прозаика.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу