Смотреть трансляцию

Денис Горелов

Пролетариат

Влад Ридош
Пролетариат

Другие книги автора

Влад Ридош «Пролетариат»

Влад Ридош создал панорамный портрет трудящегося класса: как он ебется, пиздит (ударение на втором слоге), ебошит, хуярит (это разные глаголы, обозначающие труд и отдых), пиздится, хуесосит и иногда наебенивается. Панорама не занимает много места, хоть и разбита на 43 мозаичные части с отдельными героями. У героев детские клички Лелик, Малыш, Пизда, Аватар, Кузя, детская склонность к сгущенному мату и детский же интерес к драке, бухлу, ебле и долгим, но однообразным разговорам о них — поэтому с чувством узнаешь, что у Дошика внучка, а Опарышу через год на пенсию и никак нельзя вылететь с завода за переувлечение алкоголем. Кто-то появляется в мозаике разово — но Лелик, Пельмень, Старшой и Терминатор чаще других, из чего напрашивается вывод, что это члены малого трудового коллектива самого автора, в бытность его оператором химического завода в Сибири, о чем сообщено в предисловии. Растительная жизнь героев глубоко регламентирована, стандартизована и не допускает отклонений от стандарта и регламента: общество строго и навязчиво следит, чтоб его члены не носили длинных волос (один носит), не писали стихов (один пишет), жили полновесной семьей, не перетруждались, а то еще навесят, обязательно ели мясо и ни в коем случае не ебались в жопу с мужчинами (с женщинами можно, хоть и неудобно, — но всегда приветствуется подробный рассказ, если у кого было). Яростный градус недопустимости ебли в жопу с мужчинами в пятьдесят раз превышает поползновения хоть кого-нибудь это попробовать.

Истовая, средневековая агрессивность нормы лишает ее хоть какой-то исходной привлекательности. Надо, чтоб в семье дети, иначе зачем, — а значит, из дома изгоняется бесплодная жена. Надо, чтоб шавка не гавкала на внучку — поэтому следует внучку отвести домой, вернуться и шандарахнуть шавку башкой о косяк. Не надо, чтоб мужики в жопу ебались — и эта тема занимает у общества три четверти мыслей, речей и клокочущего естества.

Это, конечно, не «Нацбест», но подробный и познавательный снимок человеческого подвида, с которым многие встречались в армии и многие значительно чаще, чем хотелось.

Любопытно, как тупорылая сеть, своей агрессивностью, детским матом и косноязычием мало отличимая от заводской курилки, в точности воспроизводит атмосферу ридошевского романа. Ближе к концу в нем возникала иноприродная фигура Мощного, который не пиздел, не бычил, не поддерживал разговоров о том, что Цой скрытый агент Госдепа, а Горбачев открытый агент Госдепа, не ебал жену раком и боком и не вставал по ночам накапать 150 грамм — а радостно приходил домой, игрался с котенком, болтал с женой и ел сготовленный ею тыквенный суп, — за что общество считало его ебнутым, дурковатым, припизднутым и хитроумно окрученным собственной бабой. В сети немедленно возник знаток пролетарского быта и сообщил, что заводской человек тыквенный суп есть не может из-за малых заработков и трудоемкости приготовления. И что Ридош ничего не знает о пролетариате, а берется вякать. Знатоку тут же возразили, что тыкву можно взять и подешевле — и не заткнуться ли тому по ходу. Кто-то сказал, что он и сам из заводских, а тыквенный суп уважает. Но основной напор понабежавших был в том, чтобы всякие, бля, посторонние не совались судить о неведомом им рабочем классе, нахуй. Семилетний заводской стаж Ридоша, обозначенный в предисловии, был всем, как и роман, неведом, а потому и безразличен.

И только гнилой еврей и безусловный агент Госдепа Цукерберг мешал всем выразить свой гнев нормальными, бля, словами, а побуждал их ставить звездочки и отточия. Что делало базар об адекватном образе пролетария еще грязнее, чем он задумывался первоначально.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу