Сергей Беляков

Все сложно

Юлия Краковская
Все сложно

Другие книги автора

Всё просто

Книга о женщине написана женщиной. Думаю, что читательниц у нее окажется больше, чем читателей. Между автором и героиней, кажется, нет дистанции. Даже имя у них одно – Юлия Краковская. Юлии чуть больше сорока. Она офисный работник, программист. Занимается тестированием программного обеспечения и какими-то проектами. Ничего более конкретного из текста извлечь нельзя. Очевидно, автора это не интересует.  О чем же думает и говорит ее героиня, когда встречается с подругами? «Мы болтаем о своем, о женском, то есть о мужиках, благо тема эта неисчерпаемая и во всех странах одинаково популярная».

Материала для размышлений и разговоров о мужиках у Юлии достаточно. Целая вереница мужчин разных национальностей: Дима, Давид, Амир, Жоффруа, Гай…

Основную часть текста занимает история неудачного брака Юлии. Ее муж Жоффруа не имеет профессии, не хочет работать, живет за счет жены. Казалось бы, есть простое решение: выгнать. Но Жоффруа крепко держится за свою кормушку. Эта история слишком затянута. Много повторов. Какой-то бесконечный бег по кругу. В конце концов, Юлия избавляется от мужа, находит нового любовника. Наверное, есть читательницы, которые увидят сходство сюжетных ситуаций романа со своими, услышат утешительный совет Юлии: «Не надо отчаиваться, судьба обязательно преподнесет подарок». Вот такие литературные сеансы психотерапии. Нужна ли такая литература? Очевидно, да, но она, на мой взгляд, далека от художественной. Более всего удручает язык романа: разговорный, но лишенный индивидуальной окраски, к тому же он засорен штампами и ненормативной лексикой. Судите сами: «начался привычный вынос мозга», музыканты группы «Ленинград» «выкладывались на все сто и заводили публику по максимуму», «ты крутая <…> суперски сильная и мегакрутая», «я дико бесилась», «в чем проблемы».  Даже для разговора о самом, с точки зрения героини, главном не нашлось каких-то особенных слов: «Надо, наверное, осветить момент секса. <…> Так как чисто технически Жоффруа был обделен, то получилось так себе с минусом».

Между тем, книга могла быть более интересной и содержательной. Юлия знает языки: русский, иврит, английский, французский. Ее детство и юность прошли в Советском Союзе. Затем четверть века жизни в Израиле и два года во Франции. А еще она побывала в Нью-Йорке, Хельсинки, Амстердаме, Лондоне, на Кипре, в Испании. О жизни в Советском Союзе скупо. Хватило двух эпитетов: «серый» и «убогий». А жила героиня, между прочим, не в таёжной глухомани, не в шахтерском посёлке, а в прекрасном городе Киеве. Израиль ей показался каким-то продолжением Советского Союза. Те же дома-развалюхи, разбитый асфальт, грязь да еще невыносимая для нее жара. Зато она по-настоящему полюбила Францию. Ей нравятся климат, природа, архитектура, французы, их одежда… Бывает, что человек чествует близость к стране или народу, даже не имея кровной связи с ним. Но все это лишь фон действия, едва-едва очерченный.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу