Смотреть трансляцию

Александр Снегирев

Некоторые не попадут в ад

Захар Прилепин
Некоторые не попадут в ад

Другие книги автора

Захар Прилепин «Некоторые не попадут в ад»

Текст Прилепина очень вдохновляет, в голову приходит множество вещей.  Например, здесь много рэперского. Герой книжки говорит о смерти прямо как персонаж клипа о непростом пути паренька из Бронкса. Я видел жизнь, браток, мне приходилось хоронить друзей. В книжке это звучит так: «Мы все там умерли», на «той войне».

Главный герой приезжает в зону боевых действий на собственной классной тачке, вторая осталась у жены (плюс две квартиры и дача), он раздаёт бойцам наличные, подчёркивая (для читателей), что этого добра у него хватает, с линии огня он отлучается на модные вечеринки, он не чужд неймдропингу, у изголовья его кровати мобильник и пистолет.

В тексте очень много того, что так любят чёрные братья Восточного и Западного побережья.  Кстати, слово «брат» встречается весьма часто. Щепетильный читатель скажет, что этим словом главный герой злоупотребляет, снижая, тем самым, его ценность.

Рэп изрядно по всем нам проехался, отпечатки его протекторов на нас так и зияют. Сокровенные чувства мы подменяем стильными речёвками.  Надо, однако, признать, что рэп нам органичен: фанфаронство, золотишко, любим мы это, чего греха таить. За событиями, описанными в книжке, я наблюдаю со стороны, автору, побывавшему на месте, виднее, но раз он выбрал такой приём, значит,  гангста-стайл хорошо монтируется с войной, идущей на востоке Украины.  Читая книжку, можно решить, что эта война представляет собой нечто вроде разборок банд. Причина разборок если и была достоверно ясна когда-то, то давно забылась и кровавое колесо катится по инерции.

Помимо рэпа вспоминается «Сердце ангела». И книжка, и фильм. Особенно фильм. На него, кстати, чрезвычайно похож роман «Чёрная обезьяна». Вообще, образ Микки Рурка из «Сердца ангела» – фрустрированного детектива, ищущего непонятно что, автору очень близок. Обаятельный мужик с пистолетом и сигаретой. И бабки есть, и бабы любят, а ему всё это, типа, не нужно. Отринув и баб, и бабки, он уходит вдаль.

Только герой Микки Рурка погружается в реальную трагедию, а не в декорации трагедии, где герой козыряет погибшими товарищами, будто пьяный силовик размахивает ксивой в ресторане.

Когда Микки Рурк читает русский рэп, получается шансон.

Но если всё-таки рэп, то женщин не хватает. Женщин тут не любят, от женщин бегут. Ополченцы в книжке – это мужчины, бегущие от семей. Возможно, потому, что за женщинами стоит реальная сила.

Итак, молитва, родина, стихи, праведные убийства. Иногда включается стиль финальной сцены «Брата 2» - мальчик, водочки принеси, мы на родину летим. Иногда герой не без гордости сообщает о собственных социальных достижениях, которые могут показаться таковыми далеко не всем. Например, знакомства с селебритиз. Серьёзность, с которой это подаётся, порождает комический эффект.

Местами стиль делается сорокинским, то есть псевдо-советским. Иногда персонажи выглядят так, будто надели на себя вывернутое наизнанку сорочье гнездо – всё блестит и сверкает. Из-за этого складывается ощущение троллинга. Неизвестно, ставил ли автор перед собой такую задачу.

Мне кажется, перед читателем не столько книга, сколько материал, ценная руда. Перед читателем разверзается целое месторождение неотрефлексированных казусов, непроговорённых драм и пародийной серьёзности. Чрезвычайно насыщенная руда, которую предстоит добывать и выделывать из неё разные интересные изделия.

Ощущение такое складывается по причинам, упомянутым выше, а ещё потому, что многие драматические и живописные события, даны без дающих эмоциональный объём акцентов. Вот, например, Батя, оказавшись в Москве, хорошенько выпивает в ресторане, а затем взбирается на прогулочную лошадь. Следует стычка с хозяевами лошади, после лошадь у хозяев приобретается, а с ней  Батя «покупает» и девушку, которая лошадь выгуливала. Лошади отводят отдельный вагон и везут в обездоленную Народную Республику.

История эта рассказана, как пример удалого подвига. Дюма бы тут выстроил знаковый эпизод, в который заложил бы источник конфликта толстенного романа. Достоевский тоже любил работать с бравыми купцами-офицерами и лошади ему были не чужды, но Достоевский сочинил бы надрывную драму. Здесь же сцена с лошадью просто блистает одной из многочисленных медалей на широкой груди героя. Только вот, чего ж тут смешного и удалого? Пьющий человек, вознесённый волной обстоятельств, летит в бездну, швыряясь по пути деньгами, возможно, казёнными. Налицо все приметы трагедии.

В тексте много из «Трёх мушкетёров». Война представлена отчасти в стиле старого доброго мира, когда дворяне содержали свой отряд, с которым куролесили порой по собственному усмотрению, хапая на скаку кур и трактирщиц, лакомясь яичницей с беконом, не снимая перчаток. У читателя с фантазией может родиться мысль, что раньше на войну отправлялись за впечатлениями, а теперь войну развязывают, ради впечатлений.

Этому настроению, а также рэперско-шансонной браваде немного мешает только одно - желание попасть на глаза начальству. В тексте сквозит желание «поговорить», встретиться с Главным, быть замеченным. Трудно себе представить в подобной роли того же Микки Рурка или Атоса.

Недавно мы с женой оказались на концерте Кустурицы. Друзья подарили билеты. Музыканты давали стандартный залихватский балканский набор, полупустой зал Московского Дома Музыки реагировал вяло. Прямо как в дневнике Льва Толстого: «Все стараются притвориться, что им весело и что девки им нравятся, но неудачно». В какой-то момент Кустурица спустился со сцены в зал, следом спустились музыканты. Продолжая греметь, они продвигались, приплясывая, между рядами, как бы зажигая публику. И тогда я спросил у жены, зачем немолодому именитому режиссёру вот это вот всё? И жена ответила: «Ну не дома же ему сидеть».

В книжке тоже есть Кустурица, он, кстати, подан, как суперстар, на него оборачиваются, целое «охвостье» людей следует за ним, словно музыканты на том концерте.

Читая, я вспомнил концерт и подумал, что некоторым мужчинам всё-таки лучше иногда посидеть дома, потому что, спасаясь от скуки и возрастных кризисов, они доставляют людям очень много хлопот.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу