Сергей Коровин

Политическое животное

Александр Христофоров
Политическое животное

Другие книги автора

Александр Христофоров «Политическое животное»

Что такое политическое животное, мы не знаем, да и существуют ли они в природе тоже не ведаем. Однако читаем. Фигура героя вырисовывается достаточно ясно — это эдакий плейбой, знакомый нам по древней прозе Василия Павловича Аксенова — дремучий позитивист, перетащенный волей автора из оттепели шестидесятых прошлого века в бурные времена цветных революций десятых-двадцатых следующего столетия с одним, впрочем, различием. Аксеновскому герою, относительно безыдейному цинику, главное — участие в каком-то общем деле, имеющем в качестве цели какое-нибудь всеобщее благоденствие, и о себе он совершенно не задумывается, тогда как современный безыдейный циник на себе достаточно сосредоточен и думает о своей карьере.

Начинается с того, что герой из столицы возвращается на родину — климат ему не подошел или что-то в этом роде. Родина его где-то на юге, на море. Сначала он там живет припеваючи, позиционируя себя фриленсом — свободным фотографом (в этом есть, правда, откровенный ляп типа у него нет лаборатории, хотя снимает на черно-белую пленку и сдает ее в ларек для обработки и печати — ха, ха, ха — профессиональный фотограф! На кой бес ему «Практика», «Ролейфлекс», черно-белая пленка, когда у него нет увеличителя? С тем же успехом можно снимать «нокией», и сдавать никуда не надо). Доверие к рассказчику понемножку тает. И еще он пристраивается жить в съемную комнату в квартире, где так же снимает юная художница, и морочит ей голову разговорами о живописи и прочем искусстве, потрахивая ее по-соседски. Нет, это-то сомнений не вызывает — как же не потрахивать, когда у них столько общих интересов: сидр, мороженое, упругая грудь, вид на храм из окошка… Но все заканчивается, а хорошее в первую очередь, — за аренду надо платить, а бабки — увы… Герой вынужден съехать и негде ему голову преклонить. Тут нашего героя выручает другая чувиха — Рыжая, педиатор, с которой он баловался, еще будучи школьником. Она помогает ему найти конуренку по средствам и, естественно, по старой памяти занимает место в койке. Художница понимает, что герой ее кинул, и прогоняет его — женщины, как правило, не любят, когда одно и то же перо макают не только в ее чернильницу, а еще в какую-то постороннюю, это им, наверно, представляется негигиеничным, вместе с тем свою позволяет пользовать и этому и тому, и мало ли еще кому (по обстоятельствам). Очень верная ситуёвина отражена. Доверие к рассказчику стабилизируется. Но тут герой, а он-то еще и журналист, подписывается работать на некий канал в местном ТВ, ангажированный каким-то кандидатом в рамках предвыборной кампании. Дальше начинается журналистская возня, которая приводит к тому, что его Рыжая заводит себе Бородатого — политического противника нашего героя, а герой заводит себе новую чернильницу в лице очаровательной брюнетки — журналистки — из соперничающего средства массовой информации. Она очень предана своей профессии и с трудом находит время для, как она выражается, секса. Это в конечном итоге и губит их союз, потому что наш герой не получает ожидаемого теплого места в городском совете, а ее интересуют исключительно серьезные источники информации.

На этом первая глава заканчивается и начинается следующая, где герой опять возвращается к свободному образу жизни и начинает зарабатывать практически рэкетом, сколотив соответствующую шайку из боксеров и прочего сброда. А в постельке у себя он однажды обнаружил некую вчерашнюю школьницу, а ныне студентку первого курса, которая так практически ни разу из постельки и не вышла, — то болела, то еще чего-то, пока не пришла ей пора рожать. Значит, слезет он с нее, пойдет поразбойничает и опять на нее. Вот тут опять что-то недостоверное намечается, потому что каждому известно про первокурсниц — они поначалу все такие недотроги, а на втором курсе влюбляются, на третьем дают и, как правило, быстро разочаровываются и далее уже ни в чем своей чернильнице не отказывают: хочешь? да ради бога! А эта — так прямо на первом курсе и какому-то незнакомому дяде. И говорит, мол, давно у меня никого не было. Такое тоже бывает, но только с той, которая уже втянулась в это дело, которая, скажем, лет с восьми практикует эти самые скиры, то есть, как уверяли древние французы, раз бутылочка открыта, так чего же не попить? Тут наш герой сильно перепугался, но вскоре ему пришлось отправить эту первокурсницу не на следующий курс, а за границу на лечение новорожденной и роженицы. А пока ее не было, ему приглянулась одна, ничего себе телесами, мадам, и он влюбился в нее, тем более, что та юная роженица тоже увлеклась там своим врачом, что и не удивительно, ведь она родилась и выросла у моря, а с этим не шути, и кровь у таких играет, как морская волна, в чем она нашему герою совершенно искренне и призналась, а значит — прощай. Новая его кикимора тоже в конечном итоге вспомнила, что она вообще-то замужем, и дала ему понять, что, мол, побаловались и будет, и он целиком погрузился в гражданскую войну и даже стал находить вкус в этом процессе, сидя в своем — наконец-то — кабинете.

Где происходят данные события совершенно непонятно, но поначалу интересно: где все-таки? А с другой стороны, по большому-то счету совершенно наплевать, потому что нам этот герой уже давно стал неинтересен, и бабы его, и какая-то политика, и продажные журналисты, и все остальное. Основано это на реальных событиях или все выкопано из носа указательным пальцем — не суть. Суть в том, нам кажется, что читать сие повествование не за деньги — только время терять. Кстати, кого имеет в виду автор под названием «политическое животное», мы так и не выяснили — героя, что ли? Так он вполне себе заурядный кобель, каких полно и в политике, и в финансах, и в силовых ведомствах всей Европы и Азии, Африки и Америки, и в любой конторе, и в любой провинции или столице, на любой помойке за мусорными бачками тоже сидят точно такие же — каждый со своими амбициями.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу