Смотреть трансляцию

Анастасия Козакевич

Как же ее звали?..

Александр Снегирев
Как же ее звали?..

Другие книги автора

Александр Снегирев "Как же ее звали?.."

Сборник рассказов Александра Снегирева «Как же ее звали?..» подкупает меланхоличностью, сочетающейся с неуемным жизнелюбием, чувством юмора, не становящимся горьким из-за соседства с трагедией.

Те рассказы, в которых главным героем все-таки оказывается не женщина (а таких в сборнике больше, чем кажется), непостижимым образом оказываются пронзительнее. «Двухсотграммовый», «Бетон», «Луке — букварь, Еремею — круги на воде», «Строчка в октябре», «Умеренная сладость чизкейка», «Ты у меня доедешь», «Покормил синиц», «Абдулла и Амина» кажутся на первый взгляд более «сильными», так как в них трагическое в обыденном (и наоборот), высокое в низменном выступают ярче, чем в остальных рассказах. В них чуткость, искренность, боль героя (не путаю его с автором не только по просьбе, опубликованной на странице в «Фейсбуке»), пытающегося разобраться в человеческой природе, скрывается под пучиной другой, не менее важной для него попыткой постичь пока непостижимое. Герой признается в этом: «Единственное, что я тогда уяснил окончательно — женщины удивительные существа». Для того чтобы понять хоть что-то, он готов на испытания — повисеть вниз головой, например, чтобы прикинуть «каково это».

Да, безусловно, женские лица, ножки, задницы и прочие части тел, так или иначе, мелькают во всех без исключения историях. Вообще лирическому герою свойственен такой «расчлененный», с маньяческим душком взгляд на женщину, наверное, от неспособности понять целиком, охватить взглядом всю картину. Но при этом он лишен так называемого «потребительского» воззрения (воспользуюсь не без отвращения этой наивно-феминисткой формулировкой) на своих героинь. Он сам проговаривается: «Вообще-то я примерный семьянин и в шлейфе поклонниц не нуждаюсь, но природная застенчивость требует компенсации, особенно с годами, вот и выдумываю себе образ».

Тем не менее, разделение сборника на рассказы «о женщинах» и «обо всем остальном» искусственно. Так как образ героя (того самого, который не автор), хоть и выступает в каждой истории как совершенно иная персона, во всех рассказах один и тот же, являющийся в разных ипостасях агент Фокс Малдер ищущий истину, которая, как известно, где-то рядом.

Да и формально каждый отдельный рассказ выглядит органичным составляющим единого целого — сборника притч о поиске, — где каждая конкретная история — еще один шаг, приближающий к этой самой неуловимой истине, которая вот-вот явится обнаженной на стремянке, в шубе под струей холодной воды, с небольшим настольным зеркалом на рабочем столе, в одеяле в лифте, с коляской на лестничной площадке, со слипшимися ресницами в туши или вовсе без грамма косметики, в виде двухсотграммовой рыбки, как же ее звали?..

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу