Смотреть трансляцию

Михаил Визель

Не кормите и не трогайте пеликанов

Андрей Аствацатуров
Не кормите и не трогайте пеликанов

Другие книги автора

Андрей Аствацатуров «Не кормите и не трогайте пеликанов»

Рецензия, опубликованная 30.03.2019на сайте ГодЛитературы.РФ, гласит:

"Роман, вышедший почти одновременно в той же редакции, что и вышеупомянутый [«Рымба» Александра Бушковского], более того, их авторы — почти ровесники, но трудно найти две книги более несхожие.

Писатели не так уж редко и не так уж скупо отдают своим героям эпизоды и целые сюжеты из собственной жизни, прикрывая себя и близких себе людей прозрачными (Болконский — Волконский) или же, наоборот, понятными только им самим именами. Петербургский писатель и потомственный филолог Андрей Аствацатуров для своего третьего романа выбирает ровно противоположную стратегию. Он называет главного героя собственным полным именем, включая родовое прозвище Жирмуноид (Аствацатуров — внук академика Жирмунского, значившего для ленинградского университета столько же, сколько Лотман — для Тартуского), но помещает «себя» в совершенно фантастические обстоятельства. Включающие питье водки с сомнительными прожектерами, пылкую любовь парижской певицы русского происхождения, за которой гонятся бандиты (и вообще мгновенно вспыхивающую любовь самых разных женщин), провоз контрабандой наркотиков из Лондона, швыряние в лицо заявления об увольнении заведующему кафедры, который прогнулся перед наглым скоробогачом… Не исключено, что часть этих обстоятельств имеют под собой реальную основу (из жизни самого автора и его друзей — которые тоже фигурируют под реальными именами) — но вместе создают впечатление гоголевского «Носа»: вроде по отдельности всё логично, а вместе какой-то дурной сон.

Но и в этом сне герой — потомственный петербургский интеллигент, которому не повезло родиться в эпоху крутых переломов, вполне узнаваем и симпатичен. Как та самая нелепая птица пеликан, которая не любит, когда ей протягивают подачки. А еще, кстати, пеликан — это известный со времен Средневековья символ жертвенности: считалось, что он кормил детенышей кровью из собственной груди. Многозначительная метафора для академического ученого."

Остаётся добавить, что Андрей Аставацатуров и НацБест давно ходят одними путями. Может быть, им пора сойтись.  

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу