Смотреть трансляцию

Елена Одинокова

Случаи с англичанами всех мастей…

Л.Т. Райтс
Случаи с англичанами всех мастей…

Другие книги автора

Цвай орешка идут по штрассе, и они на вас нападай

Все вы, конечно, помните эпизод из «Монти Пайтона» с убийственной шуткой, от которой скончались сам автор и все, кто ее видел или слышал. Шутку по одному слову (в целях безопасности) перевели на немецкий, и с ее помощью британцы выиграли Вторую мировую. Немцы под конец войны решили взять реванш, придумав свою шутку, и в один прекрасный день англичане услышали по радио: «Цвай орешка идут по штрассе…» Недоумение читалось на их лицах.

Вы понимаете, к чему я клоню. Сколько бы наша раша ни поминала «Монти Пайтон», истинный британский юмор могут производить только британцы. Так же сильны британцы и в области литературных мистификаций. Только не подумайте, что русский юмор хуже английского. В этом сезоне мы уже с удовольствием читали, как Достоевского заели клопы, а на Чехова дважды нагадила чайка. Одного раза было вполне достаточно. К тому же, в книге мистера Белкина тоже были картинки.

Приведу пару цитат.

«…ранним октябрьским утром он вставал под постылые крики кукушки мистера Ларка, завязывал шнурки на новеньких штиблетах и отправлялся в путешествие по очень дождливым в это время уголкам мира. Пускай на свете не осталось места, где бы не потопталась чья-то нога, но ведь то была нога не мистера Баджера и уж точно не в таком роскошном штиблете. <…> Дома мистер Баджер ставил перепачканные башмаки в шкаф, определяя полку по широте, а место на полке — по долготе очередного грязного места. На пятой полке третьей справа стояла чистая на первый взгляд пара — туда забился камешек из пустыни Сахара, а двумя полками выше — заляпанные детские ботиночки, дочкин вклад в папину коллекцию. Мистер Баджер собрал обувь с грязью всех континентов и крупных архипелагов, кроме Антарктиды. Конечно, он мог бы собирать открытки, но далеко не везде печатают открытки, а в грязь в ином месте труднее не наступить».

Выглядит натянуто, мистер Баджер. Натянуто, как галоша на башмаки англичан того времени. Обычно британцы не месили глину новыми штиблетами. До изобретения галош европейцы использовали патены. Также добавлю, что британцы физически не могли завязывать шнурки на штиблетах, потому что штиблеты — это гетры на пуговицах, а позднее — суконная обувь на пуговицах. Если шутка состоит в том, что вместо пуговиц на штиблетах появились шнурки, или в том, что вместо обуви герой носил гетры, можно вяло похлопать.

«Однажды от грома оваций в театре обрушилась люстра. Погибло три человека». В каком месте прикажете смеяться, сэр? В 2013 году в одном из настоящих лондонских театров обрушился потолок вместе с люстрой, пострадали 88 человек. Тут можно было бы пошутить в стиле Шарли на тему происков Гитлера.

«Одним ударом меча Чарльз IV снес вопящему Фрэнку голову с короной в придачу. С тех пор англичане пусть и не прониклись к Чарльзу IV раболепной любовью, но крепко зауважали: «Срубить башку за раз — это сильно». Мнение второй части историков гораздо забавнее. Они считают, что Чарльз IV на самом деле был гигантским говорящим пингвином». В мировой художественной культуре хватает шуток про пингвинов, но в них обычно присутствует больше логики. Если шутка кажется вам нелогичной, то либо вы плохо ее поняли, либо не знаете контекста. Либо это вообще не шутка. Я склоняюсь к третьему варианту.

На 24 странице мистер Райтс пытается тряхнуть приемами Джерома, выведя карикатуриста, которого бросила невеста, после того как он нарисовал ее портрет. Не смешно.

На 28 странице возникают каторжники-сентябристы и австралийская фауна, которую описывают при помощи приема остранения. У Троицкого про декабристов смешнее было.

На странице 42 упоминается футбольный болельщик. Сам Мироненко не смог бы пошутить лучше, хоша и писал анахронизмы про русских мужиков.

«Поступив в университетский колледж Рединга, он неожиданно увлекся славистикой — прочитал «Фрегат “Паллада”», узнал Гончарова, а через него — весь пантеон богов русского языка. Запала любопытства хватило на три года, после чего Литтон Т. написал отцу, что прочел слишком много Достоевского и его тошнит. Он собирает вещи и за чашку чая и сэндвич готов стать погонщиком цейлонских слонов». А уж как тошнит Достоевского от писанины мистера Райтса… Чтобы не читать сии комические куплеты, Федор Михайлович готов стать погонщиком диких выхухолей в далекой Сибири.

Короче, мне не понравилось. Однако для автора это не повод следовать примеру Томаса Чаттертона.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу