Смотреть трансляцию

Михаил Визель

Вторжение. Краткая история русских хакеров

Даниил Туровский
Вторжение. Краткая история русских хакеров

Другие книги автора

Даниил Туровский «Вторжение. Краткая история русских хакеров»

Номинация этой нон-фикшн книги в «Национальный бестселлер» выглядит совершенно уместной; возможно, столь же уместным окажется и ее выход в финал литературной премии. Потому что тема грозных и неуловимых (грозных именно своей неуловимостью) «русских хакеров» три года не вылазит из топов новостей и не сходит с уст публичных политиков по обе стороны океана. Стало чуть ли не аксиомой, что могущественные «русские хакеры» делают что-то очень плохое. Но что именно?! И кто, собственно, такие, эти «русские хакеры»? Не есть ли они симулякр, «коллективное бессознательное», удобная ширма, которой прикрывают свои делишки совсем другие люди?

Именно об этом пишет бывший спецкор «Медузы», «Ленты.ру», «Афишы» и «Коммерсанта», специализирующийся на длинной расследовательской журналистике по Пулитцеровскому стандарту. Собственно, книга и выросла из расследований «Медузы», что подчеркивается заявленным «под редакцией Александра Горбачева» – в то время как раз редактора отдела специальных корреспондентов известного рижского СМИ.

Так что с актуальностью темы все в порядке. С художественностью сложнее. Упоминание о Пулитцеровском стандарте не случайно; если еще одна книга нон-фикшн, номинированная на «НацБест», «Субкультура. История сопротивления российской молодежи 1815—2018» Артемия Троицкого – автопеперевод английского издания, то эта явно составлялась под перевод. Только там можно объяснить уточнения типа «”Сапсан” – поезд-экспресс, за четыре часа доезжавший до Санкт-Петербурга». Или «Дома на Набережной, почти напротив Кремля».

Впрочем, дело даже не в этом. А в том, что тема действительно головоломная. Высший компьютерный пилотаж – занятие крайне специфическое, требующее крайне специфического склада ума и психики. Для вовлеченных в него с той или иной стороны молодых людей (чье детство к тому же в основном пришлось на нестабильные девяностые, когда идеалы и представления о том, как жить, рушились на глазах) повышенная возбудимость, эмоциональная неустойчивость и даже откровенный имморализм зачастую оказываются неизбежной профдеформацией, как изуродованные стопы балерин.

 Маленькая деталь: один из руководителей хакерской группировки «Анонимный интернационал» заявил Туровскому, что будущие участники «АИ» познакомилимсь аж в 2004 году на «эротических вечеринках Дмитрия Грызлова», Да-да, сына Бориса Грызлова. А другой, встретившись с Туровским в Бангкоке, признал, что выкладывание сведений на публичные ресурсы – не более чем хобби для участников АИ. А основная работа и основной заработок, исчисляющийся десятками и сотнями тысяч долларов за каждый заказ – «подправление реальности» Каким образом? Да очень простым: «По основной работе мы добились отставки губернатора. Положили нужному человеку на стол папочку».

Или Роман Селезнев – сын депутата Госдумы от ЛДПР Валерия Селезнева, оставленный им во младенчестве, серьезно пострадавший от теракта в Марокко (к которому он не имел никакого отношения) и написавший из американской тюрьмы, куда он угодил за кражу данных кредиток, слезное покаяние.

Чтобы писать о таких персонажах – нужно перо Достоевского, да простится нам эта банальность. Или цифровая камера братьев-сестер Вачовских. Но Даниил Туровский – не Достоевский и не Вачовский, и его нелепо за это упрекать. Он не претендует на живописание психотических бездн или раскрытие иллюзорности мира. Он высококлассный журналист, проделавший сложную, кропотливую и порою даже небезопасную для него лично (книга кончается описание вызова в ФСБ) работу. Он доказал: русские хакеры, в отличие от единорогов – существуют. И описал их как Чарлз Дарвин – галапагосских вьюрков или Иоганн Кеплер – звездное небо. Осталось дождаться того, кто сделает из этого богатейшего материала полноценное художественное произведение.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу