Александр Снегирев

Сестромам. О тех, кто будет маяться

Евгения Некрасова
Сестромам. О тех, кто будет маяться

Другие книги автора

Евгения Некрасова «Сестромам»

«Нацбест» искушает. Рецензии дозволено писать в любых интонациях, хоть матом, и это подталкивает многих рецензентов к соскальзыванию в канаву грубостей и сведения счётов. Постараюсь удержаться, это само по себе любопытное испытание, а мне особенно трудно, ведь приходится высказываться о коллегах. О титулованных, молодых, красивых. Выбирая интонацию и не имея обширного опыта анализа литературных текстов, я решил просто делиться ощущениями.

Пока я читал рассказы Некрасовой, то думал: они мне что-то напоминают, какие-то образы, но никак не пойму какие именно.

Вот, например, первый рассказ сборника «Павлов: «Павлов… зевал, затягивая мух в свою чёрную рифлёную пасть».

В «Лакомке» соседка героини похожа на «старый школьный рюкзак с протёршимися ручками», а пятки другой похожи на хлебные горбушки.

В «Лакшми» Овражин возвращает жене «чуть расчёсанные вилкой блюда».

Этот рассказ, вообще, довольно угарный – там девушка Лена неожиданно превращается в многорукую богиню, а руки свои она использует для того, чтобы… Читайте, сами всё узнаете.

В «Несчастливой Москве» Нина просыпается уродливым монстром с пучками волос на сосках и кишками, расположенными не внутри живота, а снаружи. Сосед-алкаш превратился, тем временем, в ползущую мерзость с болтающейся головой, и все прочие москвичи тоже сделались весьма отталкивающими тварями.

Перед читателем разворачивается очень яркая, местами меткая картина.

Мне было бы интересно, если бы Некрасова ещё и от первого лица начала писать. Прямо в лоб, о себе, о близких-любимых. Понятно, что рассказы из сборника «Сестромам» насыщены личным, но мне хочется, чтобы прямее. А ещё отдёрнуть платоновскую вуаль, а так же вуаль избыточных, порой, метафор и сказового стайла. Поскупее бы с красками. Чтоб не так пёстро. Ч/б. Как «Герника». Это, впрочем, субъективное желание, не более.

Кстати, вспомнил, что мне напоминают рассказы Некрасовой. Не напоминают даже, а, как говорится, ассоциируются. Работы Пикассо двадцатых-тридцатых годов, его сюрреалистический период. Погуглите всех этих купальщиков, обнажённых и портреты Ольги Хохловой. Жутковатые существа, отдалённо напоминающие привычных людей, наделённые чёрными отверстиями, жёсткими волосками, дегенеративными конечностями. Посмотрите на «Гернику», у её персонажей именно что чёрные рифлёные пасти. Такие люди, как будто у них внутри граната разорвалась. Не приглаженные изображения, не запудренные инстаграмные люди-трупы, а простые незатейливые граждане во всей красе своей физиологии, своего быта, среди облупленных гаражей, загаженных подъездов и хронического авитаминоза. На самом деле человек так и выглядит, это подлинный человеческий облик, который мы всячески маскируем.

Надо же нам хоть иногда трезво на себя смотреть. Для этого писатели и придуманы, Евгения Некрасова, например.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу