Денис Епифанцев

Долой стыд

Фигль-Мигль
Долой стыд

Другие книги автора

Фигль-Мигль «Долой стыд»

В 1915 году Альберт Эйнштейн сформулировал общую теорию относительности из которой следует, что время зависит от гравитации – тем медленнее, чем тяжелее.

Роман «Долой стыд» длится примерно 370 страниц. И это одни из самых скучных и тяжелых страниц, которые я читал за долгое время.

В романе ничего не происходит. С героями ничего не происходит. Они никак не меняются. В начале все еще выглядит нормально, но ближе к финалу выясняется, что вокруг героев нет вообще никого. Их пять, они плотно прижавшись стоят в маленькой комнате, которая в маленьком городе на три улицы и четыре дома и старательно делают вид, что не знают друг друга.

Единственное развлечение при чтении романа – загибать уголок страницы каждый раз, когда автор вставляет апотропию будущим критикам: «…русских критиков всегда оскорбляли и будут оскорблять щегольски и с улыбкой написанные книги, авторы которых не снизошли до тона и проблематики газетных передовиц». Таких шпилек в тексте довольно много.

Дорогой автор. Во-первых, это дешевая попытка манипуляции. Единственное отличие критика от дорогого читателя ровно в том, что ему потом надо о вашем тексте что-то написать. И он был бы страшно рад, написать о чем-то что было бы написано щегольски и с улыбкой, только вот это не этот случай.

Во-вторых, вы то как раз снизошли до проблематики газетных передовиц, чего уж. Все эти «Демократический разъезд» и «Имперский контроль», что, если не то самое? Фэйсбучные передовицы?

«Организаторы ещё немного поскрипели мозгами, и на свет явился Демократический Контроль. […] На гуманитарных факультетах царит атмосфера ментального насилия. В либеральных СМИ дисциплина как в тюрьме. Работников бюджетной сферы, после того как те возвращаются с полупринудительных митингов в поддержку власти, вынуждают рассказывать в соцсетях, насколько эти митинги были принудительны. Если оружие госструктур – клевета, увольнение и Уголовный кодекс, оружие Демократического Контроля – клевета, бойкот и травля.»

Это вот щегольски и с улыбкой? Или, что? О, Боже – это же ирония. Как говорил в таких случаях Ричард III: «Мы этот день как праздник будем чтить».

А, в-третьих, ну раз вы сами обращаетесь к читателю со словами – не слушайте критиков, они ничего не понимают, то видимо знаете какую реакцию можно получить на этот текст.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу