Смотреть трансляцию

Герман Садулаев

Долой стыд

Фигль-Мигль
Долой стыд

Другие книги автора

Фигль-Мигль «Долой стыд»

«…русских критиков всегда оскорбляли и будут оскорблять щегольски и с улыбкой написанные книги, авторы которых не снизошли до тона и проблематики газетных передовиц». Так говорит в романе один персонаж и отчасти это про самого Фигля-Мигля и его (её) прозу. Действительно, написано щегольски, легко, умело, иронично, вроде бы о том же самом: актуальные политические и исторические проблемы, но не «газетно», не пафосно, никакой идеологии и никакой вообще, прости господи, «публицистики». Критиков и коллег это, наверное, действительно несколько напрягает. Хотя вряд ли из-за этого кто-то станет серьёзно автора ненавидеть. У нас сейчас ни любви, ни ненависти. Тотальное взаимное равнодушие.

Лучше бы ненавидели.

Автору, в принципе, ещё повезло. Победа в одном из сезонов «Нацбеста», свой круг читателей-почитателей, авторитет в писательских кругах города Санкт-Петербурга, стойкий интерес публики ко всему, что автор пишет и издаёт. Наверняка автор достоин и большего. А кто не достоин? Многие достойны. Просто полянка узенькая, и всё сужается, сужается, сужается, оттого и нет на ней достаточного числа почётных пъедесталов или хотя бы креслиц заслуженного успеха.

Один из многих, увы, случаев, когда, читая автора, думаешь: если бы у нас в стране вообще что-то читали, то эту книжку точно читали бы многие, и получали бы пользу, и удовольствие, и местами даже испытывали бы восторг.

Но никто ничего не читает.

Ну и ладно.

Значит, роман. Действие разворачивается, как всегда у автора, в фантастическом мире, в фантастическом городе Санкт-Петербурге, при невероятных фантастических обстоятельствах. Которые, если приглядеться, вообще ничем и никак не отличаются от нашей настоящей действительности. Конечно, социальная фантастика, некро-реализм (в весьма узком мною самим придуманном саркастическом смысле термина), но традиция весьма почтенная: Салтыков-Щедрин.

Повествование идёт четырьмя струями, по четырём каналам, обозначенным как «вор», «заговорщик», «жених», «доктор». Причём если остальные три канала именованы субъектно, канал «жених» рассказывается «невестой», самым милым персонажем повести, кассиршей Алей-Анжелой, которую угораздило в её поисках «мира интеллигентных людей» попасть в гущу политических заговоров и стать «точкой сборки» для различных сюжетных линий и персонажей.

Роман про политику, про заговор, про спецслужбы и даже про террористическую организацию. Но вообще нет. На самом деле просто девушка Аля хочет уже замуж. И не за гопника, а за приличного человека. И чтобы детей рожать. А все вокруг такие. Нелепые. Думают, что в жизни есть ещё что-то «важное» кроме этого.

Много в романе и языковых находок, и очень тонких жизненных наблюдений, иногда оформленных как цитаты. «…Грибоедов говорил, что не участвующий в событиях наблюдатель ничего не увидит». Может быть, и не Грибоедов, во всяком случае, не точно так говорил. Но красиво.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу