Смотреть трансляцию

Марина Кронидова

Отто

Герман Канабеев
Отто

Другие книги автора

Герман Канабеев «Отто»

Обрадовало присутствие в лонг-листе Германа Канабеева, чей небольшой  жизнелюбивый роман «Я буду Будда» прочитала осенью. Предвкушала нечто подобное - лёгкость в чтении, здоровый примитивизм и гедонистический лаконизм, но сходство исчерпалось  буддистскими происками: в обеих книгах ищут просветления и/или  признания: в «Будде»  герой обязан стать писателем - дал слово самому себе, а в «Отто» писателями становятся почти  все, кроме загадочной Марианны. 

Хотя действие развивается линейно, роман скручен из взглядов разных протагонистов на некое событие - точнее, явление.

Начинает излагать историю интеллигентный и многословный (видимо, побочный эффект профессии) драгдилер. С его-то почину и откапывается - в прямом смысле слова - главный предмет  романа.

Наркобизнес у него идёт отлично,  в деле он перфекционист – и себе, и страждущим усложняет задачу отоваривания. А столичные наркоманы, по-видимому, столь пресыщены, что им надо не просто нычку с ганджубасом по GPS найти, а ещё и изрядно потрудиться при этом: то ли, чтоб запретный плод слаще был, то ли  из соображений ЗОЖ.

К делу он подходит творчески, изобретательно - прячет Эко-наркоту, например, в гробу, в лесу, имитируя настоящее захоронение со специально изготовленным манекеном, приправляя посылочку гниющим мясом для убедительности. Не побоишься - вскроешь, а там - твоё счастье.

Очередные искатели приключений не побоялись. Проделали это - а там Отто.  

Мертворожденный красавец, откуда - дьявол знает, зачем - автор объяснит.

Но неспроста, конечно. Находка - сверхчеловек,  наделенный, ну, это, сверхспособностями. 

И, если найдёныш в первый день только лепечет «ото…отто..» - так и назвали: Отто - то потом он невероятно быстро обучается всему, сперва - посредством  просмотров ток-шоу по телику. Должно быть, это и повлияло на его супермозг.       

Второй рассказчик – «приёмный папа» Отто - Андрей Михайлович Цапкин. Тайный олигарх, скучающий, но эксцентричный, обитающий в полузаброшенном доме-музее «настоящего…про духовность» писателя (под ним - тайный дворец), решает использовать сверхспособности случившегося пасынка во благо человечества, ну и себя как-то развлечь.

Для дальнейшего усовершенствования кадавра к действию подключают сначала странника Чингиза, затем шамана Костю Лейбу с размягченным темечком. 

Это было предисловие к трейлеру первой трети романа. А дальше начнётся путь Отто к истине. Впрочем, понимание истин в романе у каждого свое: «Да и кто я такой, чтобы судить об истине или решать, что истинно, если я по-настоящему не уверен даже в том, что окружающий меня мир на самом деле существует или на самом деле такой, каким я его вижу».

Спасибо Сорокину с Пелевиными, не один писатель  вылетел, как моль, из их «шинелек».

Совершенствует человечество кадавр Отто на своей мертвяковый лад, то помрут у него подопытные на очередном камлании-экзерсисе, то ещё какая-нибудь лажа случится, но преображает он  как  упоротый фанатик. Наркотиками не брезгует, и сам употребляет, и с людьми делится, только дозы не очень рассчитывает, ему-то, нежити, что цианид, что передоз - хуже не станет. И других человеческих удовольствий не чурается - сексом занимается, хоть и не в охотку, а из принципа - познать род людской.

Цели насильственного просветления как-то слишком туманны, путаны и многословны. Спасти людей от самих себя. Умереть, чтобы не умирать? Так как, умерев, ты перестаёшь испытывать страх смерти.

Но где ж понять логику мертвеца.     

Автор прибегает к  волшебной  помощи загадочных зелий, одурманивая персонажей, чтобы их устами передать неземное блаженство явившихся им откровений, но получается только бэд трип, местами вэри бэд. Полеты в чистый космос на ЛСД-шной кочерге.

Резонерство персонажей начинает утомлять, а один из них замечает: «Удивительно, что присутствие Отто, а тем более разговор с ним может так вымотать». Не без того.

Их рассуждения все больше напоминают известное: «у попа была собака, он ее любил, она съела кусок мяса, он ее убил, в землю закопал и надпись написал о том, что…»

К концу романа начинаешь думать, что это все пародия, игра в постмодернизм, но… слово одному из аватаров автора:

«В спасение души я не верю, в бога не верю, да ни во что не верю. Я вот думал, может, литература для меня, например, высшей целью станет, но не дано мне писать. Высшая цель это что? Высшая цель – оставить после себя хоть что-нибудь кроме червей в твоем разлагающемся трупе в могиле».

После подобных пассажей невольно впадешь в риторику и хочется воскликнуть в духе автора «встретишь Будду, убей его…»

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу