Герман Садулаев

Атмосфера возможного счастья

Илья Наумов
Атмосфера возможного счастья

Другие книги автора

Илья Наумов «Атмосфера Возможного Счастья»

Прежде всего, я должен сказать, что благодарен автору, за то, что он разместил своё произведение всего на ста восьмидесяти девяти страницах. А мог бы и на трёхстах. И на семистах. Благо материал позволяет. И нам, членам жюри и рецензентам, пришлось бы всё читать, хотя бы по диагонали. Это было бы трудно и к концу прочтения сердце читателя было бы наполнено ненавистью. А так ничего, нормально.

Автор снабдил своё произведение оригинальным подзаголовком «Философский роман, скорее всего». Но это ошибка. Роман совершенно не философский. Это не хорошо и не плохо. Просто «философский роман» или, правильнее говорить, «роман идей» - это определённый жанр. У читателя возникают ожидания. Если вы написали полицейский детектив, а дали ему подзаголовок «эротический триллер», то читатель ждёт, что где-то появятся сцены с сексом или хотя бы с мастурбацией. Но этого нет. Вообще ничего такого. И может детектив хороший! А читатель чувствует смутное недовольство. И ведь можно было избежать этого момента непонимания, если бы дать книге подзаголовок «полицейский детектив», а не «эротический триллер», или вообще никакого подзаголовка не давать.

В философском романе или, правильнее говорить, в романе идей, должно присутствовать изложение некоторой философии, имплицитно, или пусть даже эксплицитно, в диалогах или авторской речи. Философия может быть изложена критически, саркастически, вообще обстёбана по полной программе, но она должна быть. Классический пример романа идей: «Волшебная гора» Томаса Манна. Наш Виктор Пелевин тоже пишет романы идей. А Владимир Сорокин нет. И это не значит, что Сорокин хуже. Просто другая форма. В нынешнем лонг-листе Нацбеста романами идей являются «Земля» Михаила Елизарова и «Не кормите и не трогайте пеликанов» Андрея Аствацатурова. В 2016-м году в лонг-листе был мой роман «Иван Ауслендер». Это была та ещё брахмапутра, и может быть он вовсе был нехороший, но по форме это был философский роман, роман идей.

А роман (скорее, повесть) Ильи Наумова может вовсе хорошая, но это не философский роман, и не скорее всего, и не может быть, а совсем никак.

И совсем даже напротив – это бытовой роман (скорее, повесть). Поскольку лучше всего автору удаётся бытописание. Меня очень тронула история о разладе в семье, о невозможности найти контакт с собственной дочерью, о том, как люди закрываются друг от друга. Всё остальное: пересказы интернет-общения между собой нескольких фейковых аккаунтов (потому что все аккаунты по определению фейковые) – довольно вяло, хотя не лишено проблесков мысли. Это похоже на современный стиль в кино, не помню имени режиссёра, в общем, когда нам показывают на экране только экраны гаджетов, и уже там что-то кто-то пишет или что-то «происходит».

Ну ОК. Я не против. Только надо как-то повеселее.

Лично мне автор после прочтения оказался близок и мил. Я ему искренне симпатизирую. И поэтому надеюсь, что у автора есть какое-то хорошее серьёзное занятие в жизни кроме литературы и он не рассчитывает на писательскую карьеру.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу