Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Михаил Хлебников

Алёшины сны

Владимир Мироненко
Алёшины сны

Другие книги автора

«Я слишком разговорчив, если не сказать болтлив...»

Чтение романа Владимира Мироненко «Алёшины сны» позволяет найти ответы на традиционные загадки истории, над решением которых бьются лучшие умы человечества: зачем были построены египетские пирамиды или когда выйдет Half-Life 3?

Про сюжет романа говорить легко, так как его в книге немного. Формально он содержится в хорошо известной нам истории России. Наследник Алексей серьёзно болен. Отчаявшиеся родители обращаются к известным врачам, целителям, магам и волшебникам. Единственный, кто смог помочь цесаревичу – сибирский мужик Григорий Распутин. Алексей чувствует, что за этим чудом скрываются другие. И другие ещё важней. Не только для Алексея, но и для всей его семьи, для России. Далее сюжет съезжает с рельсов всем нам знакомой истории и начинается «творчество автора». Григорий недолго скрытничает, и признаётся, что он да – обладает некоторыми способностями. Для разгона, чтобы вызвать живой читательский интерес:

«Кряхтя, поднимается волшебник на ноги и, непочтительно разворачиваясь к наследнику задом, нагибается до самой травяной матушки-земли, раздвигая руками ягодицы. И изнутри несётся песня!

Ты здесь, моя отрада,
Любезной пастушок,
Со мной ходил от стада
На крутой бережок».

Не волшебство, конечно, полноценное, но тоже требует мастерства  и умения немалого. Однако вскоре магическая сила Григория проявляет себя в полный рост. Он врывается во сны Алёши и начинаются длинные занудные экскурсии. Цесаревич с гидом облетают землю русскую, заглядывают в будущее, которое, как мы знаем, семье Романовых ничего хорошего не обещает. Инициация следует за прозрением, прозрение за инициацией – и так вплоть до всем известного финала в особняке Ипатьева.

Как всё написано? Может быть, язык романа компенсирует его сюжетную скудость? Расцветают ли языковые узоры, переливаются, сплетаются друг с другом слова? Эффект определённый присутствует. Если сюжет попросту беден, то язык «Алёшиных снов» отталкивает. Не знаю, сознательно или в силу неумения писать, Мироненко использует приём, который должен раздражать читающих. Речь идёт о повторении одних и тех слов: «Показался он страшен, и всего страшнее в нём — глаза. Глубоко посаженные в тёмных ямах глазниц, светились они собственным светом, внезапно и нестерпимо голубым, светились из глубины и до глубины доходили». Хочется сказать автору: «Спасибо, дошло до глубины». Но не успокаивается словоложец:

— И-эх, милай, — вздохнул в темноте Григорий. — Мал ты ишо, и многого не понять тебе. А наперёд всего — силы бабьей не понять. Великая сила заключена в бабе! И сила эта — не еёная, а твоя. Однако до неё дойтить надо. Достигнуть её. Который говорит, что баба зло, пусть он даже лицо духовное, — дурак он, а вовсе не лицо. Господь для того мужику бабу дал, чтобы тот через неё свою силу почуял: нешто почуешь без бабы силу? А без силы никуда. И ты, брат, когда вырастешь, обязательно через бабу силу свою узнашь. Да. Но и бабе не будет ничего слаще, как узнать силу твою!».

Если автору кажется, что он заряжает текст ритмом, то он сильно ошибается. Начинаешь подозревать: не от писательского ли бессилия весь этот бубнёж?  Из текста, подтверждая: «Алёша мало понял странную речь странного человека».

Иногда автор пытается поиграть в постмодернизм, качеством исполнения напоминающий суровые будни какого-нибудь районного КВНа. Очередной полёт Малыша и Карлсона Алёши и Григория Ефимовича над Россией: «Много, ах как много в ней лесов, полей и рек». Тут же: «Весело подмигивают безучастному небушку две извечные, неисчерпаемые беды её — дороги и дураки». И в следующем абзаце:

— Купола в России кроют чистым золотом, — хрипло выкаркивает птица Григорий, когда они с Алёшей идут на второй круг, — чтобы чаще господь замечал».

Назвать это вторичностью – неоправданно поощрить романиста. Без экивоков раздражает речь Распутина с бесконечными: «ничаво», «ишо», «таперича», «чичас», «покедова». Не менее кондовы и портреты других персонажей. Папа – Николай II, всё время курит, мрачнея лицом или расслабленно молчит, мама – истерически ломает пальцы, покрывается пятнами и её, в свою, очередь, готовится покрыть Григорий Ефимович. Сестры Алёши неразличимы совершенно. Другие исторические личности представлены также уныло и предсказуемо. В подвале сидит старец Кузьмич и рассуждает про пагубность власти. Троцкий репетирует речи про «красная армия всех сильней». Ленин в галстуке в горошек строчит статьи. Потом Владимир Ильин занудно инструктирует: как правильно использовать косу в боевых условиях. С цитированием китайских мудрецов и грибами. Читали уже? Виктор Олегович, говорите? И шо?

Поэтому  закономерен провал в выстраивании собственного мифического пространства. Всё чужое и хорошо известно. Два названных качества исключают любую форму интереса. Даже негативную.

Для чего-то в романе полностью приведены стихотворение Пушкина «Утопленник», помните,  «Тятя! тятя! наши сети». Потом блоковский «Авиатор». Ну и хрестоматийное гоголевское про «птицу тройку». Тексты хорошие, но зачем подчёркивать ими собственные непростые отношения с «великим и могучим»?

Возвращаемся таперича к загадке. Зачем написана эта книга? Уточню вопрос: для кого она написана? Искушённый читатель пролистнёт и вернётся. Кто к Пелевину, кто к иноплеменному автору. Ценитель «российских бестселлеров» им. О. Роя скажет честно: «Скучно». И здесь я с ними соглашусь. Но у меня есть ответ на эти и другие фундаментальные вопросы. Книга написана с целью её написания. Она проиллюстрирована самим авторов. Рисунки – хорошие. Может быть, для них не нашлось сопровождающего текста, и Мироненко взял решение проблемы в свои руки. Но это оказалось трудной задачей, что подтверждают все 304 страницы. И что, друзья мои? Да, ничего. Покедова!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу