Елена Одинокова

Пёс

Кирилл Рябов
Пёс

Другие книги автора

Кафка для бедных

Злосчастья овдовевшего безработного Бобровского, у которого тесть пытается отжать квартиру, а неизвестные требуют вернуть долг, могли бы показаться кому-то оригинальными.

Но мы-то знаем. Так и хочется спросить у Рябова: «Вы маляр?» Идиотизм и абсурдность российской действительности нарастают с каждой страницей, все это передано в минималистской манере, нарочито обедненным языком. Правда, у нас в России есть писатель-минималист Козлов, которому веришь как-то больше. Рябов представляет нам некое похожее на правду построение, которое удерживает от социальной фантастики один шаг.

То у Бобровского требуют денег, то угоняют старую машину, то избивают его, требуя долг. Полиция ему, конечно, не помогает. Телевизор все время показывает какую-то чушь. Бобровский пытается повеситься, но и тут ему не везет. А вот и шурин пришел измерять жилплощадь и готовиться к ремонту.

Выясняется, что кредит покойная жена взяла, чтобы сходить на выступление какого-то коуча о том, как изменить свою жизнь. Коллекторы выкапывают и прячут ее труп, чтобы шантажировать мужа.

Отчаявшись, Бобровский решает стребовать деньги с родственников жены. Из любопытства он все же идет на выступление, где коуч говорит: «Вы хозяева жизни».

Приятно, когда в книге все понятно, но на самом деле в этом нет ничего хорошего. У Кафки-то философский роман был, а у вас какая-то сказка про коллекторов. ИРЛ они, кстати, так себя не ведут. Вам звонит некий Ахмед и называет вас пидорасом, а вы отвечаете: «Отсоси у ишака, Ахмед». Ахмед еще долго орет в трубку, потом пытается дозвониться вторично. На этом обычно все и заканчивается, а потом вам звонят судебные приставы.

«Настя была похожа на сломанную куклу. Бобровский осторожно вытащил её из баула и положил в гроб. Закрыл крышку и выбрался из могилы. Немного отдышался». Нет, Кирилл, Настя уже воняла так, что ни у кого поблизости не возникло бы сомнений насчет того, что лежит в бауле, да и баулов такого размера со времен Великой Октябрьской уже не делают. Настя была похожа не на сломанную куклу, а на разлагающийся на жаре труп. А вы знаете, сколько весит среднестатистический женский труп? Килограммов 70, тут не до осторожностей, лишь бы дотащить.

Говорите, Бобровский — ветеран Чечни? Не верю, размазня он, а не ветеран. Ну и вообще — не верю.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу