Смотреть трансляцию

Елена Одинокова

Чтобы сказать ему

Марта Кетро
Чтобы сказать ему

Другие книги автора

Когда внимания хочется, а сказать нечего

Среди последних выживших читателей, которые сами не являются писателями, блогеры обычно вызывают негласное осуждение, а блогерки и вовсе характеризуются аббревиатурой «ТП». Это несправедливо, поскольку в наши дни у каждой собаки, кошки, лисички, рыси или мини-свиньи есть свой блог либо канал на ютубе, и писателю тоже не зазорно иметь оный. Однако каждый блогер должен знать, что роман и пост в жеже это очень разные жанры. Романы пишутся не для собирания лайков и не для того, чтобы утереть нос маме Татьяныча.

Бывает, что издаваться хочется, да почаще, это все-таки деньги, а сказать особо нечего. Не страшно. Всегда можно сказать что-то о женщинах. Берем за образец какую-нибудь книгу Дорис Лессинг, которую все равно никто не читает. Допустим, книгу о стареющей одинокой женщине в постапокалиптическом мире, которая встретила юную девушку и завязала с ней крепкий броманс. Героиню можно назвать Дорой, а действие будет происходить в каких-нибудь условных США, потому что дамы из одноклассников любят все английское, французское, романтическое и непонятное. Ну не Дашей же ее называть. Будем впихивать читателям банальности про женственность, материнскую любовь, единение с матерью-природой и еблю с молодыми парнями. Будем размазывать женскую мудрость и «символогию» на много-много страниц с безликими персонажами и долгими разговорами. Первый длиннопост будет о том, что даму вовсе не страшит климакс. Наоборот, в мире будущего старым мужикам будет стыдно трахать молоденьких, а у этой самой Доры будут молодые любовники, которые «словно бы видят за ее спиной Бога». Второй длиннопост будет о родителях, который бросили подросшую Дору с энной суммой денег и уехали путешествовать. Еще будет пост о мексиканском мальчике-уборщике, с которым Дора встречалась в детстве, о муже Элрое, на которого Доре плевать, и о сыне Гарри, на которого тоже, в общем, плевать. Дору больше волнует ее прическа. Действие еще не сдвинулось ни в каком направлении. Кругом Потоп и постапокалипсис, но в доме у Доры есть электричество и горячая вода, еда какая-никакая тоже есть. «А что же тогда превозмогать?» — спросят последние уцелевшие читатели. А ничего. Можно превозмогать себя, чтобы одолеть еще 188 страниц. Однако, если бы мне дали эту книгу просто так, у меня вряд ли возникло бы желание ее дочитывать.

Побродив сто страниц по дому и помывшись в душе, Дора встает на самокат и едет куда-то, очевидно, искать Гарри, лучшую долю и фрагменты распавшейся цивилизации. Встречает двух симпатичных молодых людей у костра и беседует с ними обо всяких важных вещах, например, о сексе и о маме одного из них. Встречает девушку-полумексиканку Си (Сиело) и долго беседует с ней о структуре и укладке волос, а также о лишнем весе и обо всем таком, что обычно волнует обитательниц соцсетей. Си долго вспоминает свои отношения с мамой и сверстниками. На сто двадцатой странице юная мексиканка вспоминает, как ее пытались изнасиловать подростки, которые из-за слишком вольного поведения считали ее шлюхой. И так они и пытались и пытались до самого школьного бала, а потом затащили ее в какой-то сарай и… это несомненно, актуально для феминисток. Вы не напомните, о чем была книга? О какой-то женщине в состоянии менопаузы, которая ехала на самокате по своему пути. Сиело уезжает на велосипеде искать папашу или другого подходящего мужика. Дора вспоминает Гарри Поттера. Ну не Фукуяму же ей вспоминать.

Самокат разряжается, и Дора отправляется дальше пешком, беседуя с каждым встречным-поперечным, размышляя о нелегкой женской доле и вообще о трудных людских судьбах, мучительно какая в кустах после еды из концентратов и моясь из кружки. Знакомится со старыми байкерами непонятно зачем. Созерцает окружающий мир и начинает все лучше разбираться в нем. Вспоминает мать. Знакомится с женщиной Ленкой из Восточной Европы, которая, как и юная мексиканка, начинает рассказывать о своей жизни. Они расчесывают друг другу волосы перед сном, в этом для Инны Юрьевны, очевидно, заключается какой-то сакральный смысл, как и в маникюре. Дальше я пересказывать не буду, потому что это «спойлер». Сообщу только, что героиня все шла и шла, набухая мудростью, человечностью, любовью и состраданием к людям, вспоминая сына Гарри, разражаясь монологами в стиле Маргарет Митчелл и пр., пока не дошла до дедушкиного дома и не воссоединилась с Гарри, устроив триумф женственности и материнства.

В аннотации читателю обещаны прямо-таки золотые горы:

«Новая постапокалиптическая реальность, которая отзывается на человеческие страхи и ожидания, новый мир со своими законами и правилами — и вечные переживания, вина, страсть и любовь, которые не покинут людей, что бы ни случилось со старушкой-Землёй. Острый психологический роман о путешествии, через меняющийся непредсказуемый мир — к океану, через отчаяние — к любви. Эта книга о ранах и исцелении, о странной реальности, в которой происходят яркие встречи, и о том, что самые тяжёлые утраты иногда оказываются не окончательными».

Сам текст напоминает рассказы назойливой парикмахерши о ее поездках на дачу, о прогулках в лес за грибами и ягодами, о соседях по садоводству и о взрослом сыне, который ее редко навещает. В ее словах о материнской любви вы слышите оттенки фальши. Вам уже хочется уйти, но Инна Юрьевна все еще дерет ваши волосы расческой и пшикает лаком. И да, в этой книге большие поля и крупный шрифт.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу