Смотреть трансляцию

Марина Кронидова

Слепая курица

Лариса Романовская
Слепая курица

Другие книги автора

Лариса Романовская «Слепая курица»

«Слепая курица» - роман о нелегкой жизни - в конце прошлого века - девочки-подростка с интеллектуальными запросами.

Странно  звучит - конец прошлого века, а ведь речь идёт о времени и моей юности и молодости, 80-90-х.  И между ними и нынешними 20-ми годами 21-го века - просто глубокая пропасть, настолько, видимо, глубокая, что автору пришлось дополнить роман обширными комментариями с картинками (в духе «Нашей эры» Л. Парфёнова). Этаким архивом, кунсткамерой и бестиарием одновременно - чтобы нынешнее миллениалы могли наглядно представить то чудовищно далекое  время.

Впрочем, справочник получился вполне компетентным, даже для себя что-то нашла   (например, то, что поляроид производился у нас с 1989-1990).

Здесь можно узнать обо всем. Комментарии систематизированы по принципу появления  очередного НЛО на страницах книги, а с хронологией в ней все четко. Сначала небольшой ликбез - «политинформация» (см. Комментарий), бегло очерчивающая период от смерти Брежнева до  перестройки, ГКЧП и становления нового государства во главе с Ельциным, приправленная анекдотами того времени. Подростки узнают, что такое очереди, и как они выглядели,  и про дефицит, и про талоны, и про мельчайшие приметы того непростого времени. 

Оказывается, автор проводил пробные чтения в школах. «Обрушение этого комфортного (для людей, в нем родившихся и воспитанных) мира нанесло многим “рождённым в СССР” серьезную травму (…) Это одна из главных линий повествования в ”Слепой курице”, и она, как показывает обсуждение книги с сегодняшними подростками, вызывает больше всего вопросов и меньше всего эмоционального отклика - вопреки авторскому замыслу»

Неужели в школьных учебниках начисто вымаран этот кусок новейшей истории, и дети о нем не слыхали никогда? Но хоть что-то они должны бы знать хотя бы от родителей? Или это рассчитано на массы эмигрантов тех лет?

Иной раз появляется ощущение, что комментарии писали инопланетяне. С такой тщательностью они рассматривают каждый объект, каждый бытовой предмет, стараясь восполнить лакуну для ныне живущих, наверное, чтобы задумались они: как из этого технологически отсталого мира выкристаллизовались теперешние ай-технологии.  

Нет, без пришельцев не обошлось, но о них здесь ни слова. Значит, это они сами и пишут (авторы комментариев – Дмитрий Козлов, Илья Бернштейн).

Есть и другая версия: эти ценные комментарии пишут для детей с особенностями, как теперь принято говорить.

Забавно примечание о «примусах, коммуналках, химических карандашах и непонятных “бумажных чулках”». Речь идёт уже о совсем забытых 21-м веком вещах, с которыми героиня сталкивается в книгах. Для нынешнего читателя - подробное объяснение.

Героиня же «глотает» все «умное» - не по возрасту - запоем: Ахматову, Булгакова, Ильфа и Петрова.  И, в  целом, надо думать, понимает, о чем читает: она же мечтает стать  библиотекарем.

Да, ну и мы классику тогда читали и как-то понимали, ну хоть и 19-й век, того же Пушкина (без Лотмана-лоцмана), и худо-бедно ориентировались в романтической эпохе, полной всяких анахронизмов. И не умозрительно ее представляли, кстати: в наше время уже изобрели звуковой кинематограф, и кое-какие фильмы мы видели.

Понятно,  что дисковый телефон - редкостная диковинка, как и кассетник. но объяснять, что такое тумбочка для проигрывателя виниловых пластинок на примере пульта диджея, это уже, знаете... Глумитесь, что ли, над ностальгирующим  поколением-X? 

Мне кажется, что Цой, Высоцкий и старые диснеевские мультики ещё не настолько изжили себя, как, скажем, журнал «Пионер», или песенка «Распутин», или «Прекрасное далеко». Или «600 секунд», «Музобоз» и все прочие, когда-то знаменитые ТВ-программы. А вот КВН до сих пор существует, с ведущим тем же, что и в 60-е.

Да, сейчас мало кто смотрит телик, а некоторые может и не знают, для чего этот предмет. Но телевизору как таковому не нашлось место  в мартирологе отживших курьезных вещей прошлого века.

Но в гаджетах, на ютюбах «тины» что-то ловят - музыку, кино, иногда и ретро смотрят.

Вообще, исходя их этих комментариев (повторю, интересно и с ностальгическим юмором составленных) складывается  нелестное впечатление  о миллениалах.

И обидно как-то за новое поколение, да и  к старому, моему, поколению,  есть претензии, что таких недалёких вырастили.

Неужели это все произошло от тотального дефицита 90-х, недоедали  родители  бедняжек, дефицитный  глицин Сникерсом  не заменишь, вот на мозг и повлияло.

Однажды, в самом начале 90-х мой дед спросил у молодого бизнесмена, узнав, что тот родом из Семипалатинска: “А вы до взрыва родились или после?» Тот не смутившись, ответил: «После, а, что, заметно?» (речь идёт о первых подземных ядерных испытаниях в начале 60-х на полигонах Семипалатинска).     

Информационный взрыв тоже, конечно, мог сильно повлиять на неокрепшие организмы. Одна странность, теперь каждый может на любом устройстве  получить ответы на любые вопросы. Значит: воздействие информационной энтропии.

Но не будем так уж мрачно смотреть на молодёжь, поймут они книжку эту. Чего там не понять? 

Школа как школа, дети как дети, кто-то читает, а кто-то бухает, деньги аскают, от Летова тащатся, клей не нюхают, и то хорошо. Словом,  выживают, как умеют,  ну не блокада же!

Но у меня возник вопрос к автору, как так получилось, что плоховидящая, но сильночитающая девочка, родившаяся  в семье двух инженеров НИИ  (правда, нынче папа бомбит и шабашит, а мама пьёт и герболайфит) оказалась в такой  литизоляции. Нет, конечно, мама знает строчку из Цветаевой, и даже за Булгакова принималась, ещё для устрашения братика водятся 6 томов Пушкина в доме, но все равно как-то странно.

Ведь поколение ее родителей родилось и выросло в  самой читающей стране, и в каждой хрущевке итээровцев (см. Википедию, вот ведь, заразилась просветительством) были залежи книг и журналов, тома «макулатурных» классиков, в конце концов, а тут складывается ощущение, что впервые книжки она увидела в школе.

И если бы не любимая учительница, и районная детская библиотека, быть беде - панель и ларёк.

Ещё удивило, что начитанная московская школьница, будучи в гостях у своей  учительницы  (интеллигентная в трех поколениях семья, море книг - прямо рай для девочки), случайно подслушав разговор о переменах в карьере наставницы, спрашивает у той: неужели место на рынке предложили? Неужто совсем сбиты ориентиры у ребёнка: рынок - верх карьерного счастья для  потомственного интеллигента?

Пережала всё-таки Романовская с драматизмом. Не все так черно-бело было. Наверное, не стоит относиться к детям прошлого - да и нынешнего - века с гуманоидным антропологическим интересом, особенно, если ты сам родом из той эпохи.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу