Анна Жучкова

Контур человека: мир под столом

Мария Аверина
Контур человека: мир под столом

Другие книги автора

Мария Аверина «Контур человека: мир под столом»

Книга называется «Контур человека». И ты все ждешь, будет ли про человека? Нет, побеждает вторая часть названия: «мир под столом».

Из-под стола ни автор, ни героиня так и не вылезают. У маленькой Маши и взрослой Марии разный жизненный опыт, но кругозор ограничен столом.  Перестройка – очереди за едой. Девяностые – салат из крапивы. Это от автора Марии. От маленькой Маши – ненавистная манная каша и «любимое пюре с котлеткой». Когда встречаешь эту «котлетку» в тринадцатый раз, начинает подбешивать. Говорят, нет ничего скучнее, чем чужие сны. Оказывается, есть – инвентаризация чужого детства. А вот тля, я с ней играла, а вот мальчик Сережа, а вот банан и печенька, а вот мой слоник, мой бегемотик, мое платьице, мои туфельки.

Не менее давит эгоцентрический императив: моя бабушка самая лучшая (она правильно верит в бога, работает в советском вузе, в совершенстве владеет английским и вообще – европейская дама). А я совершенно особый ребенок. Молчала до четырех лет, а потом сразу заговорила полными и интонированными фразами. Просидела всю ночь под столом. И до этого день не спала, и после. Четырехлетний ребенок, угу. (Может, конечно, там диагноз какой, но не сказано). Однажды я побрила брови – и все дети сделали так же. В общем, ощущение такое, что бабушку и  Машу бог сотворил умными и талантливыми, а всех остальных – туповатыми и неказистыми.

Чувствуется, что за этим возвеличиванием скрывается драматичная история.  У Маши нет игрушек. Чуть что –­ бабушка на нее кричит. Желания Маши никого не интересуют. Вот и становится книга историей бунта – приготовила бабушке кофе с пеной из зубной пасты, легла умирать, неделю отказывалась есть. Однако бунт маскируется под гениальную креативность, которой читателям полагается умиляться. Мол, дети – такие дети!  

Да, дети – это дети. Психологи давно все рассказали. Но Аверина объясняет и объясняет, залечивая свои детские травмы: шалости детям надо прощать, они не со зла.  При этом сами травмы она прячет. И остается лишь горячечное восхваление себя и сентиментальное оправдание бабушки.

При всем том текст милый, теплый, шероховатый, как дерево, нагретое солнцем. Первая новелла очень сильная – про бабушку, которая ждет известий из роддома, молится о здоровье дочери и новорождённой внучки, чьи жизни под угрозой, спешит оформить свидетельство о рождении, чтобы у ребенка было имя – возможно, на следующий день придется оформлять свидетельство о смерти. Но продолжение ожиданий не оправдывает, как и название романа.

В книге есть цельные и ценные реалистические зарисовки, но именно как книга она не состоялась. Это просто собрание постов, которые Мария Аверина публикует в Фейсбуке. По отдельности рассказики милые. Но сведение их под одной обложкой милоте повредило: во-первых, стали навязчивы повторы. В ленте Фейсбука эти «котлетки» и Сережки служили маячками, «якорили» теплое впечатление от текстов Марии Авериной. В книге их слишком много, раздражают. То же с эгоцентризмом. В масштабе одного рассказика самолюбование создает атмосферу детскости. В контексте книги становится противопоставлением умной Маши всем остальным людишкам. Еще беда – композиционные ляпы: странные пропадания и появления мамы, отсутствие, потом наличие тети, дикие переходы между рассказами, заставляющие вспомнить о пресловутой «женской логике». В общем, в книге должна быть внутренняя драматургия – ее здесь нет.

Что сказать в целом? У Марии много поклонниц. И благодарных читательниц. Так что всё хорошо.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу