Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ольга Чумичева

Ар Стратагема

Мария Лабыч
Ар Стратагема

Другие книги автора

Мария Лабыч «Ар Стратагема»

Книга, в которой интрига отчасти вращается вокруг кражи прямо со стены Успенского собора во Владимире фрагмента фрески Даниила Черного, смехотворна по определению. Я уж не буду о печальном: никто не скажет наверняка, где в этой росписи рука Андрея Рублева, а где Даниила Черного. Работали они вместе, и атрибуции условны. Важнее другое: фрески эти находятся под постоянным наблюдением, угасают, реставрируются (и далеко не парой малолетних придурков из сочинения Марии Лабыч, а первоклассными специалистами) – и никто никак не может и не станет их сдирать со стены суперклеем. Вообще, идея воровать и переправлять куда-то фрески бредовая настолько, что дальше можно было бы не вдаваться. Да, есть прецеденты музейного экспонирования фрагментов фресок – но от разрушенных памятников! И только.  Дело даже не в невежестве или сомнительной системе ценностей автора/центрального персонажа. Бывает.

Хуже другое: все многозначительно, нарочито: Кукольник, Мастер… Он с заглавной буквы, «ВЫ мне нужны» двумя заглавными/капслоком. И непременно Полина Радзивилл, не меньше! Только про принцесс и нечто возвышенное. И тут же махровая банальщина: «Реки золота, моря крови, звон мечей и стоны жертв инквизиции», ассоциирующиеся с аристократией.

Поток пафосных намеков и безграмотных заявлений, кажущийся дурной пародией на романы Переса Реверте с его картинами, реставраторами, шахматными партиями. Каждая сюжетная деталь напоминает другие книги, персонажи фальшивы, места нет, действие волочится через силу и сползает в пустоту.

И, конечно, странно выглядит текст без корректуры, предоставленный автором/рекомендующим автора литагентом Н. Петровой. Это добавляет ощущение небрежности к общей неотредактированности, корявости речи. Все эти «с гримасской неприязни» или «я спаниковала», «заспотыкалась», «Что-то похожее на отвеченный вопрос», «сложнеет только реквизит», «в трех эпостасях», «Сверест кузнечиков и хрустальный звон реки намолчь глохнет в этих стенах»…

Просто: «В худой котомк поклав ржаное хлебо,
Я ухожу туда, где птичья звон…

…И сам к бумаге тянется рука,
И я шепчу дрожащими губами:
"Велик могучим русский языка!"»

Ну, не до такой же степени презирать рецензентов и читателей!

И, конечно, невозможно вообразить, что побудило выдвигать это «произведение» на Нацбест. Оно и на бульварную литературу не тянет. Я понимаю, что литагент, продвигающий текст, может воспользоваться и таким шансом, но это просто неприлично сдавать на премию некий черновик с нелепостями и грубыми ошибками.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу