Смотреть трансляцию

Марина Кронидова

Слева от Африки

Марина Козлова
Слева от Африки

Другие книги автора

Марина Козлова «Слева от Африки»

Название не иначе, как Стейнбеком навеяно («К востоку от Рая»). Звучит красиво. Не вскоре, но выяснится, что ни «к справа», ни «к слева» от Африки, да и к ней самой, действие отношения  не имеет, а вот к раю как раз имеет.

И не к одному парадизу - общему для всех, как осовремененный сад наслаждений Босха, а к множеству персональных райков, блуждающих в параллельной вселенной, населенных маленькими принцами и принцессами (возраст не имеет значения).  

Миры уютны, волшебно прекрасны - разумеется, поскольку являются грёзами их владельцев. Сами обитатели-мечтатели почти умерли и перенесены туда неким Архитектором времени  в тот самый «миг между прошлым и будущим», когда душа еще не отлетела к высшему создателю. 

Таинственный Архитектор - седовласый стареющий красавец-гигант,   кандидат философских наук,   профессор  Черновицкого университета Маркиян Вегенин, попросту - Марк, но и это - лишь часть его образа.

Он, ещё в 2000-м году, на футурологическом философском конгрессе представил модель своей параллельной вселенной - проект «Мягкие миры», после чего трое коллег-участников исчезли: одна покончила с собой, один сошёл с ума, а главный герой ударился в остракизм. 

Идут годы, герой скромно трудится на ниве философии то где-то в Восточной Европе, то на Западе Украины, растит юное поколение учеников и пестует внучка, летом «отдыхает» библиотекарем, «как Борхес», в забытом богом местечке. Пока не появится и не исчезнет Надя - с неё-то и начнутся повествование и чудеса. Надя - его поздняя любовь и (по ходу выяснится, что Маркиян - любимец всех дам и своего не упустит - исключительно по доброте души), наконец, настоящая: «И вот свалилась на голову Належда, непонятно откуда, непонятно зачем и в рамках какого сценария». И ее - первая, хотя и она далеко не юница, а бизнесвумен-хэдхантер на крупных производствах, с небольшой, но милой семьей - муж, сын.

«Это чувство, острое, как перец чили, и одновременно сладкое, и горькое, как недавние его слезы, должно принадлежать только ей».

«Она могла бы успеть состариться и тихо уйти из жизни.... но так и  не ощутить этого укола в сердце, из-за которого она только что умерла и сразу родилась снова, в каком-то новом неожиданном для неё мире, возле пещеры, за которой ждёт дракон».

Лав-стори стремительно летит по закону сериального жанра до рокового столкновения Надиного автомобиля с отбойником... в больнице безутешный Марк просит оставить его с агонизирующей любимой  наедине и ... 

«Теперь он обнимал ее - тёплую и живую - одной рукой, а другой раскрывал полуоткрытое, тугое, неподатливое пространство, и слышал только их общее дыхание и странный звук рвущегося шёлка. Она живет, пока сквозь них проходит ось основного времени, а теперь ее нужно протолкнуть туда, осторожно, минуя безнадежное настоящее, где ее почти уже нет»

Да, вырванный из контекста пример нуль-транспортировки человека в коме  в виртуальное пространство, звучит как-то странновато и нечто другое напоминает. Поясню, что задолго до этого чуда автор с небрежностью знатока, болтающего с неофитами, объяснил, как это все работает, и всего объяснения хватило на страничку. «Человек способен осваивать космос как архитектор времени и пространства, и ему для этого не нужны дополнительные ресурсы, протезы и костыли  в виде фотонных звездолётов»

В общем, перекинул он любимую в ее «солярисовский микрокосм», где она,   как вечная Хари,  будет  дожидаться  его.

Оказывается все, что мы узнаем о них - это рекурсия, роман в романе, изложенный неким Серёжей Павловым.  Героиня исчезла, герой пропал.

Его ищут философы, психологи, визионеры и контактёры, униаты, УПЦ, нунциат обеспокоен, да и сам Папа. А он, оказывается, никуда и не делся, открыл себе небольшой кооперативчик, где с парой верных друзей-соратников сотнями отправляет в иные миры всех страждущих. Уже больше 2 миллиардов баксов заработали на благих делах для благих целей. Охранником служит тот самый дракон,

Да, взаправдашний. В смысле, он существует, но не всем даётся в руки,  конечно.

Но одна наездница из команды спасателей человечества его вполне освоила:  верхом на нем летает, рассматривает рельеф вымышленных миров, как в аэрофотосъемке. Ну, и разговаривать с ним надо научиться. «Немного усилий в коммуникации, немного слегка укачивающей синхронизации смыслов и мыслеформ, логики и семантики». Видите, совсем просто.

Вообще, к языкам у автора необычайно чуткое отношение, что к драконьему, что к польскому: «он устроил игру в зоосад, поселил туда целый выводок польских глаголов, причём первые были белыми и пушистыми, а вторые - безволосыми и юркими, как ящерицы. Все парные Шипящие, Свистящие, Хрустящие  жили у него в маленьких золоченых клетках и клевали зернышки, а за особую плату на импровизированной арене можно было увидеть, как прожорливый Инфинитив заглатывает кроткое и нежизнеспособное Личное Местоимение и на глазах превращается в добропорядочного Глагола с приличным личным окончанием ( с хвостом)»

С такими развлечениями и в космосе не соскучишься. А роман тем временем обрастает персонажами. Появляются: Женя, Гриша, Андрей, Лена, Петенька, Рита с Лолой и Славой, Ася, Вадим, и это ещё далеко не все. Мы подробнейшем  образом узнаем  о них, как они выглядят, их профессии и социальный статус, мировоззрение: к счастью, они почти не говорят о политике. Зато почти все уважают коньячок и хорошую закуску, предпочтение отдают грузинской кухне, но и марсельский  рыбный супчик хорош, «который варить - два раза упасть, а впечатление  он на всех  производит оргазмическое».      Все  фантастически красивы, ухожены, богаты, довольствуются малым -  и так все есть - любят говорить умные разговоры, интеллектуально шутить, артистически курить, читать «изумительные “Автохтоны” Галиной», ну да, про между прочим,  избранные ещё и создают миры. Коленька - муж Лены (тоже наделённой, как выяснилось, трансцендентными способностями) - цинично уронит: «ну клепают на Малой Арнаутской новые миры. Впервые что ли? стерпится...»

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу