Смотреть трансляцию

Александр Снегирев

Земля

Михаил Елизаров
Земля

Другие книги автора

Михаил Елизаров «Земля»

Напоминаю, что не собираюсь утомлять вас собственными мнением о книге, поделюсь лишь образами, посетившими меня во время прочтения. Заодно признаюсь, что при достаточно высокой занятости я, разумеется, не могу прочесть ни одну из книг Длинного Списка внимательно. Будучи членом Большого Жюри, я обязан составить мнение о максимальном количестве представленных книг, а значит приходится знакомиться с текстами бегло. Впрочем, нет необходимости выпить весь океан, чтобы понять каков он на вкус. С книгами точно так же. Некоторые тексты вдохновляют на размышления. Ими я и делюсь.

Про писателей часто говорят, что всю жизнь они пишут одну и ту же книгу. Имеется в виду не бесконечные правки одного текста, а работа над одной темой. Иногда это размышление соответствует действительности, иногда нет. В случае с Михаилом Елизаровым это так.

Елизаров пишет о том, как и откуда возник современный россиянин. Даже не россиянин, а постсоветский человек. Застойное детство, жутковатые считалочки, зловещие гопники, инфернальные интеллигенты, странные дяденьки, грубые воспитательницы, дедовщина в детском саду, утрата детского рая в виде благополучной квартиры, подростковая фрустрация и выпадение во взрослый мир, полный ужасов, чудовищ и похабных картинок.

Главный герой, кстати, всегда остаётся ребёнком.

Детство самого Елизарова разбито на две части: Ивано-Франковск – уютная университетская квартира в старом доме, Харьков – суровые многоэтажные окраины. В каждой книге Елизарова эта психотравма литературно переосмысляется. Любопытно, что схожие персонажи попадаются в проекте «Дау», который снимался именно в Харькове. Возможно, этот город обладает какой-то не до конца изученной атмосферой.

В романе «Земля» позднесоветский быт выведен чрезвычайно точно. Хорош портрет типичного взнервлённого интеллигента – отца главного героя, который больше всего на свете боится стать «посмешищщщщщем».

Тема изгойства и травли показаны прекрасно. Не знаю обратят ли на это внимание многочисленные активисты борьбы с травлей. Изгойство и травля – ещё две темы, проходящие красной нитью через искусство Елизарова. Вообще, тема детских травм представлена в книгах Елизарова чрезвычайно живописно и обстоятельно.

Интонация текста поэтичная и притягательная. Вынужден признать, что это одна из тех книг, от которых «невозможно оторваться» и лишь ответственное отношение к задаче члена Большого Жюри, требующей ознакомиться с работами других претендентов на Короткий Список, вынудила меня не читать книгу во всех подробностях. Обязательно вернусь к этому позже.

Тема книги - смерть. Автор применяет два ключа, помогающих читателю войти в пространство смерти: часы, заведённые отцом (детали прочитаете сами) и образы персонажей, увиденные глазами главного героя в надгробных овалах. Казалось бы, простые, но эффективные инструменты смерти.

На ум приходит новелла Эдгара По «Овальный портрет», но, полагаю, дело не в этой новелле, а в традиции вписывать портреты на надгробиях в овал.

Небольшая цитата: «Антохин выронил сапог, прытко побежал к двери и прямиком к сортиру с дедом на закорках. Не уверен, заметил ли Антохин меня, узнал ли вообще. Взгляд у него был мученический, конский...»

Это фрагмент сцены дедовщины из армейского быта. Символичный литературный дуэт - человек и лошадь. В данном случае лошадь в переносном смысле. Кратко, точно, драматично.

Елизаров всегда пишет о себе, о своей семье, о своих родителях, о собственном опыте. Возможно, многие, включая автора, со мной не согласятся, но я убеждён этом. Перед нами размноженная на разные книги, проросшая выдуманными или подсмотренными сюжетами, преломлённая памятью и фантазией, но всё же судьба и жизнь самого автора, потому что источник – подлинная правда. Это чувствуется. Талант писателя заключается, в том числе и в том, чтобы осознать себя и работать с этим.

Все мы до самой смерти остаёмся детьми, но редко кто это осознаёт и уж совсем единицы готовы это признать. Елизаров не просто признаёт это, но и работает с этим.

Когда читаешь книжки, поданные на соискание премии, обычно хватает электронной версии. Лишь изредка хочется заполучить «бумагу». Чем дольше я читаю роман «Земля», тем сильнее мне хочется обзавестись аналоговой версией книжки, которой мне не хватило – другие члены жюри расхватали.

Почему она мне нужна?

Потому что «Земля» не одна из застывших книг-планет, парадная половина которых жарится под вечно палящим солнцем, а другая половина погружена в вечную тьму. Это полноценная книга-планета, поворачивающаяся к читателю всеми сторонами, с богатой флорой и фауной, живущая по всем законам безграничного литературного космоса. Вполне себе планета «Земля».

А , понял.

Понял, что мне «Земля» напоминает. Чувствовал, что-то знакомое, но никак не мог поймать.

Жизнь.

Эта книга о смерти напоминает мне жизнь.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу