Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Денис Епифанцев

Земля

Михаил Елизаров
Земля

Другие книги автора

Михаил Елизаров «Земля»

Если бы Нацбест давали не за книгу, а за предвкушение книги, то победитель определенно найден. Что может быть лучше, чем восьмисотстраничный роман про похороны за авторством Михаила Елизарова? Ну, что?

Но. Премию дают не за предвкушение, а за книгу, а у «Земли» есть проблема – это не весь роман. «Земля» или «Землекоп» (как написано на четвертой странице) это предисловие, вступление, перекличка главных героев. Это как в начале пьесы пишут, кто участвует и кому кем приходится. Просто тут не список, а чуть более развернуто. На вот эти восемьсот страниц и разворачивается.

Нас очень тщательно, медленно, с подробностями разной литературной изобретательности вводят в курс дела. Знакомят с главным героем (родился, пошел в школу, отслужил в армии, устроился на работу), его родными, девушкой, коллегами и еще кучей разных персонажей. Жизнь у героя насыщенная, поэтому время в романе устроено причудливым образом – оно с каждой страницей течет все медленнее. Родился/рос/школа и армия занимают примерно треть (если не меньше), а с момента как вернулся из армии и устроился на работу проходит чуть ли не месяц, и это почти пятьсот страниц.

Но проблема в том, что книга обрывается на полуслове: ни одна из линий не заканчивается. Что случилось с братом главного героя, который вроде бы пропал, но мы знаем, что не все так просто? Будет ли девушка героя и дальше его девушкой или та другая, которая иногда возникает на краю зрения, мерцает и пропадает, но вызывает у героя приливы нежности, займет ее место? Как развернется конфликт конкурирующих групп в похоронном бизнесе? Куда в конце концов отправится герой после финальной точки (он вроде как должен поехать в Москву на курсы повышения квалификации, но что это за курсы, что за повышение?).

И так далее.

А зная силу автора можно ведь и иначе сформулировать. Обернется ли брат героя бешеным берсерком? Станет ли девушка Алина воплощением Кали? Окажется ли Гапон извращенной, вывернутой, дурной версией Хотея? Станет ли сам герой, в конце концов, Аидом?

Книга же об этом? А в финале же случится Рагнарёк, да?

Все вопросы без ответа. И если это такой прием, то это немного странное решение. «Грандиозность замысла» как бы проглядывает, но смутно. Вроде что-то такое громадное высится на горизонте, но туман, расстояние и несовершенство зрения не дают эту громадину толком разглядеть.

Но помимо сюжетных линий есть еще более важный пласт. Текст сильно закручен вокруг Хайдеггера. Это, с одной стороны, очень здорово, в том смысле, что Хайдеггер наконец-то оказывается пережеван массовой культурой, и о нем можно говорить человеческим языком. Он больше не темный и невнятный философ для очень умных.

С другой стороны, вся философия Хайдеггера «не нуждается в такой гипотезе как Бог» ©. Собственно, «Земля» как-то очень незаметно строится вокруг мысли, что смерть — это такая штука, после которой нет продолжения, нет ничего, и это хорошо. Утешение лежит в этой плоскости, а не в том, что всем сестрам по серьгам, после смерти воздаяние и прочий религиозный ресентимент.

У Мамардашвили есть фраза, что «Человек начинается с плача по умершему». Логично предположить, что если этот плач будет еще более горьким от осознания, что смерть – это навсегда и никакой жизни вечной, то и человек выйдет лучше. Мне кажется, хочется надеяться, что Михаил Елизаров что-то такое думает, что-то очень важное для нас всех, про нас всех. И тут дело не в том, что он откроет что-то новое, а напротив: хороший писатель как флюгер – мы еще не видим, но он уже показывает, что ветер сменился.

Но вот когда он эту мысль додумает, тогда и продолжим.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу