Смотреть трансляцию

Амирам Григоров

С неба упали три яблока

Наринэ Абгарян
С неба упали три яблока

Другие книги автора

Наринэ Абгарян "С неба упали три яблока"

Жила-была армянская литература. Были в ней свои вершины, например, поэт Аветик Исаакян и Егише Чаренц, писатели, которыми любой литературе впору гордиться. Конечно, были и беззастенчивые советские графоманы, наштамповывавшие из трупов деревьев сказочно лживые труды про дружбу народов, индустриализацию и коллективизацию на Кавказе – всё, как у всех. А потом пришли новые времена. Советская литература как-то внезапно задымилась и рассыпалась. Что там сейчас пишут на своих родных языках в той же Молдавии-Грузии-Киргизии мы сейчас тут, в Москве, представляем себе плохо. Однако немало граждан бывших советских стран ныне трудятся в России, и, конечно, среди штукатуров-поваров, парикмахеров-нянек, продавцов и уборщиков, в общем, среди рабочего люда, с некоторой вероятностью, попадаются интеллигенты, даже филологи, страшно сказать. И начинают писать. Творить.

И вот – оказалась среди неродных осин уроженка Армении Наринэ Абгарян. Сначала просто писала в блог. Потом скомпоновала записи и сделала милую детскую книжечку, и выехала на огромной инерции советского прошлого, сорвала, как говорится, банк. И читателя своего нашла - это интеллигентная московская Дуся возрастом к полтиннику, что глаз не может оторвать от кино производства «Грузия-фильм», (где бегают загорелые мальчики-девочки с невообразимыми именами типа «коба» и «кэкэла») и думает эта Дуся, какая же она разнообразная и прекрасная была, эта наша страна. Нет, не подумайте чего, это всё хорошо и прекрасно. И впрямь, была. Ностальгию в карман не спрячешь. И книжечка симпатичная тогда вышла.

Но теперь блогер Абгарян действительно не на шутку взялась за литературу. Поставила на плиту «казан», кинула туда Довлатова - повесть «Наши», Габриэля нашего Гарсию, и прочие «фирмас э банкос латино-американос», добавила упомянутого Егише Чаренца, присовокупила малоизвестных за пределами Кавказа авторов, вроде Леонида Гурунца, включила все мыслимые и немыслимые армянские и околоармянские штампы, посолила и поперчила – и вот вам, встречайте очередное творение.

- Вах! Ваааах! Помните Гугренчика? Нет? Не помните нашего Гургенчика? Ну, который сын Карапета? Карапета Озверянца, который попал под лошадь! И ногу ему тут же отрезали! А потом руку! Руку затянуло под мельничное колесо, в том году, когда вся деревня сгорела? Помните? Ну вот, этот Гургенчик, тоже умер! Как умер? Ну, сначала его укусил волк! Нет, не волк, сначала он попал в волчий капкан! Нет, не волк, Гургенчик! Попал в капкан наш Гурченчик, а тут волк подкрался и укусил нашего Гургенчика. Потом Гургенчик вылез из капкана, и заковылял домой, и тут…

- Ваааай! Вай, астваааац!

- И тут на него наехала телега, эли! И переехала! Это видели Нерсес, Каро, Габо и Або! Но Гурченчик встал и пошёл дальше, и тут навстречу ему выбежал бык дядюшки Паноса!

- Эээээ!

- И пробежал мимо, там шла тётушка Сируш на костылях из больницы, и бык дядюшки Паноса её забодал! Но Гургенчик так испугался, что упал замертво! Сердечный приступ, эли! Умер, правда, он не сразу! Встал, пошёл дальше! Но был в такой растерянности, что случайно забрёл в огород Алкоголянцев! Не к добру забрёл! А там как раз Мисак Алкоголянц решил, что его жена Агавни ему изменяет! Выкатился на своей инвалидной коляске Мисак Алкоголянц во двор, увидел там Гургенчика на огороде и выстрелил в него из винтовки, эли!

- Вай, убил, убил!

- Че, промахнулся в Гургенчика! Но попал в семью беженцев! Семья собирала на дороге шушан, ворапапук, синдрик, зимель, портулак, бохи, авелук…

- Мама-джан!

- Первым выстрелом! А вторым выстрелом, попал, наконец, и в Гургенчика! В голову попал!

- Вай, убил, убил!

- Да, убил, но потом Гургенчик встал, и дальше пошёл, в дом приходит, садится, жена его на стол ставит – харухарн, похиндз, ариса, хавиц, коркот…

- Цццц!

- Жажик, шор, лор, мацун! Но Гургенчик плохо кушает, потому что он расстроенный! И тут пришли турки!

В общем «буги вуги, самба-мамба, чувствую, приходит амба».

А жаль. Я искренне убеждён, что армянская литература заслуживает большего.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу