Смотреть трансляцию

Елена Одинокова

Средняя Эдда

Дмитрий Захаров
Средняя Эдда

Другие книги автора

Нешаблонные креаклы на тусовку собрались

Очередные похождения Пистолетто, но на этот раз не рэпера, а уличного художника. Пришел этот таинственный художник, намалевал что-то через трафарет, и сразу помер кто-то из власть имущих. Эти шедевры, конечно, запрещают и не пущают, сайты за них блокируют швыдче, чем за детское порно. Потому что красота — это страшная сила.

Короче, перед нами триллер о сильном и независимом художнике, который не хуже Бэнкси. И о людях, которые его выслеживают. (Сотрудники некой «Конюшни», которая что-то вроде «Фонда эффективной политики».)  К несчастью для Захарова, в этом сезоне есть автор, который намного лучше разбирается в живописи — это, конечно же, Александр Бренер. На фоне «Кан-Куна», с живыми людьми и живым настоящим искусством, все эти остросюжетные россказни о русском Бэнкси-террористе напоминают отчет о тараканьих бегах.

Первые же страницы поражают самобытностью языка: «амба», «красотища», «от метро – в четыре ноги».  Автор хочет писать ярко и нешаблонно. Впрочем, сколько бы Хиропрактик ни самовыражался, сколько бы веществ ни приняли ищущие его журналисты, политтехнологи и прочие столичные кони, то есть фэповцы,   сколько бы ни торчали все эти люди в интернете,  повествование все равно пахнет желтой прессой, а не художественной литературой. Интонации героев нарочито позитивные, слова пустые и необязательные:

«Здесь я получаю четыре редакторских оклада. Квартальные премии. Спонтанные премии от щедрот Аса. Помню, в первый год работы я пришел — 30-го, что ли, декабря — домой, и, как в дурацком кино про внезапных миллионеров, бросал в воздух пачку пятитысячных бумажек, и смеялся, когда они падали на меня. Как идиот смеялся».

 «Мы с ним и с Овечкиным ходим на обед в «Галерею художника». Супы действительно хорошие, сейчас вот — гаспачо и крем из брокколи. Слава всегда берет гаспачо, я — больше по ухе с семгой, но крем тоже сойдет. А что сегодня будет у Сашки, сказать сложно, потому что он привередничает по поводу любого блюда. Мы со Славой отправились к свободному столику, оставив Овечкина морально убивать официанта. Болтали о разной ерунде».

«А может, подумал Илья, эта вынимающая кишки осень в самом деле оружие массового поражения? Американы нас уделали, а мы даже и не сообразили. Какой-то там истребитель пятого поколения собираем из говна и палок, а в глаза продолжает сыпаться эта безнадега, от которой ноги проседают и руки начинают дрожать. Нет, в самом деле, в аду должно быть повеселее».

Автор лепит харизматичных узнаваемых персонажей, например, журналиста Арчи, прошедшего через «горящие точки», или влиятельного пиарщика по кличке Ас. Автор изображает преследование и избиение отважного оппозиционера Ильи «зожниками» из «Конюшни» во главе с продажным Арчи (видимо, не дает покоя черепно-мозговая травма блогера Кашина). Все это мы видели еще в жеже. А вот менты избивают хрупкую революционерку Настю и ее супруга.

Пепел Оли Рукосылы пытается стучать в наши сердца, но не находит отклика. За что вы, товарищи, так надрываетесь? За что продаетесь Кровавому Режиму или выступаете против него? Лучше посетите еще раз кафешку «в четыре ноги» и поешьте супа. Посмотрите артхаус, посидите в интернете. Почитайте Маркузе. А вашего Бэнкси за баловство с баллончиками пора оштрафовать на 500 р.

Автор претендует на некий поколенческий роман, отражающий философские, эстетические  и политические чаяния своих прогрессивных современников. Если его целью было изобразить «поколение сэлфи», то у него получилось. Текст отдает зубным эликсиром и чем-то гадким, затхлым – то ли «Духлессом» Минаева, то ли «Изнанкой крысы». Так и чудится, что сейчас кто-то из этих тупорогих самоуверенных бонвиванов (не важно, запутинец или оппозиционер) съездит в Тай за конронавирусом и пойдет, радостно пританцовывая и умно рефлексируя, заражать всех и вся по улицам Москвы.

Ну а как еще молодежи изменить Эту Страну?  «Настя смотрела на цементный завод с собачьей тоской.

— Здесь нельзя жить, — говорила она мне.

— Ох, Настя, а где?

— Да где угодно!

В ее списке были Алтай, Берлин и Вьетнам. Но нам не хватало ни дензнаков, ни духу всё бросить. Как и многие наши друзья, мы бесконечно спорили, забирать ли с собой Ольку или пока оставить у родителей, как быть с котом, и какой момент — лучшее время для побега».

Не хочу сказать, что роман плох — он вполне мог бы стать бестселлером в соцсетях и вообще в среде думающей молодежи. Но мне было скучно читать: у героев слишком сложные лица, не хватает треша, угара и содомии. Придется вслед за коллегой процитировать самую запоминающуюся фразу из этого текста:

«Лейтенант — будто от вражеского дота — заслонил собой молодняк.

– Хуйней занимаетесь, – пояснил он...»

Вы спросите: а при чем тут Эдда? А ни при чем. Герои никакие не боги и не берсерки. Зато в РФ очень любят сериалы про викингов и вообще все скандинавское.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу