Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ольга Чумичева

Уран

Ольга Погодина-Кузмина
Уран

Другие книги автора

Ольга Погодина-Кузмина «Уран»

1953 год, Эстония, строительство комбината по добыче и обогащению урана, лагеря, лесные братья, разлитая в воздухе тревога, – все это очевидные характеристики и отправные точки романа. Формально его можно было бы назвать «шпионским детективом», и автор указывает на это, открывая повествование монологом некоего «агента U-235», включая в текст секретные донесения американских спецслужб… Однако вскоре становится ясно, что «Уран», несмотря на напряженное действие и наличие криминальной и шпионской интриг, не является настоящим шпионским детективом, где этот элемент был бы основным содержанием. Но это и не «производственный роман», потому что само производство автора не интересует. Это и не «лагерная проза», как бы много зэков и внутри-лагерной темы там ни было. Так что же составляет тему и смысл книги, от которой невозможно оторваться?

Первая и очевидная тема – Зло и его воздействие на людей. Зло представлено в широком спектре, от жалкого бытового насилия, через разные формы лжи и унижения, вплоть до Абсолютного Зла, воплощенного в трех разных ипостасях. Первая и самая простая – «черный авторитет» с помощником, появляющиеся на местной зоне и молча, неуклонно, подминающие её под себя, наползая, словно непроглядная тьма, стирающая все оттенки серости, грязи и мелкого зла. Эти два персонажа напоминают каменных троллей из северных легенд. Их можно уничтожить, расколотив в куски и щебень, но в них нет ничего человеческого – ни страха, ни привязанности, ни сомнений. Это такое тупое, мрачное, почти неодушевленное, бессмысленное Зло. Вторая ипостась Зла – тот самый шпион, Худой, личность которого до завершающей части книги остается загадкой (интрига построена весьма круто). Одержимый безумными мистическими идеями, он тоже не-человек по эмоциональному состоянию и поведению. Но самое страшное воплощение Зла является в конце книги из того, кто вообще не выглядит никаким злом. Обыденная, не выделяющаяся фигура человека, который на поверку оказывается чем-то вроде куска не способного растаять, неубиваемого и несокрушимого льда из адских глубин: никаких колебаний, никакой совести, никакого сострадания, никаких реальных привязанностей. Только ледяная бездна и способность выходить целым и чистым из любых ситуаций (тут был бы беспардонный спойлер, если продолжать, но персонаж вышел узнаваемый и страшный).

Вторая тема романа – тайны. У всех персонажей книги, а их немало, и каждый обладает своим выразительным лицом, есть свои сокровенные тайны. Грязные, страшные, мрачные – или просто слишком драгоценные, чтобы в них признаться – или вполне обычные для нас сегодня, но угрожающие «тогда». Тайны эмоциональные, сексуальные, социальные, криминальные. И этот груз терзает и душит. Иногда позволяет, наоборот, выстоять. Иногда преображает личность – и губительно, и спасительно. И пока ты не начинаешь разбираться в этих тенях за спиной, в этих ранах, давно выболевших или свежих, ты не сможешь понять хитросплетения сюжета. Тайны есть у самой простенькой дочки благополучных родителей, у переломанной жизни старухи Квашни – лагерной прачки, у инженеров и уголовников, у директора комбината и у нового начальника лагеря, у доктора и у школьников. И эти тайны порой рифмуются между собой, порой пересекаются или приходят в столкновение, создавая единые паттерны, порождая все новые преступления и новые тайны. И эта сеть сокровенного мучительна и завораживает. Именно она образует блестящий сюжет, от которого нет сил оторваться, пока не дочитаешь книгу. За каждым персонажем встает его или её личный сюжет, своя история, и читатель может вообразить глубины коридоров и лабиринты, уходящие вдаль, за грани романа.

Третья, особая тема романа связана с эстонской крестьянской семьей Сепп. И это не иллюстрация из учебника, хотя в этом много страшной правды. Семья эта, попавшая между молотом и наковальней СССР и нацистской Германии, разрушена, но еще дышит, в ней есть колоссальная внутренняя сила. Эти люди то предстают прекрасными в своей патриархальности типажами из легенд, то жуткими троллями, то трогательными и любящими родственниками, то людьми, утратившими способность любить и узнавать друг друга. И всё это, каждая грань оказывается частью правды. И непонятно, что именно, какое событие так искалечило всех членов семьи, кроме младшей дочери Эльзе. Потом возникает непонятное слово (непонятное для девочки и для читателя). И лишь в последней фразе романа названа причина – тот момент, когда материнская рука закрывает окно, сохраняя неведение маленькой дочери. И тогда, ретроспективно, смутное ощущение мифического оборачивается земным и понятным, по-настоящему жутким.

Четвертая тема – смерть. Здесь умирают от болезней, быстро и медленно. Здесь убивают, кого-то скоро, кого-то беспощадно долго, разными способами. Здесь постоянно натыкаются на специально заброшенные и специально забытые могильники. Здесь мертвые и живые не представляют собой две не смыкающие реальности. И смерть пугает героев романа, но как-то не особенно. Пугает их не смерть как таковая, жизнь страшнее.

Наконец, пятая тема выводит роман из кошмара и призрачного полубытия к жизни и свету. Все – даже фигуры Абсолютного Зла – живут здесь надеждой. От самой примитивной – желудочной, сексуальной, до сложной, мистической или политической, но всегда личной. Каждый таит в себе сокровенную мечту. Построить город-сад, вырастить детей, вырваться на свободу, съесть мороженое на ленинградской улице, свободно поговорить с друзьями о Михаиле Кузмине и Юрии Юркуне, не скрывая своей природной ориентации, увидеть Москву, вернуться домой в дальнюю деревню… И эта надежда – вкупе с тайнами и страстями – становится пружиной развития сюжета. Мало кому удается ее осуществить. Бараки и болота, призрачный «красивый город» на костях утягивают за собой одного за другим. Но кто-то остается до конца тварью дрожащей, а кто-то внезапно совершает поступок и находит в себе человека.

И главное – сквозь весь этот морок рождаются и растут дети, и становятся нормальными людьми. И «мужики», становой хребет стройки, безымянные и безликие, отправляются в свои миры, вдаль от лагеря и зоны, не изменив своей сути. Кто-то учится «не доверять чужим», хотя самыми страшными в его жизни оказались «свои», кто-то принимает «чужих» и делает их частью своей жизни. И вопреки всему многоликому злу и смерти жизнь неубиваема и упорна в своей силе.

Уран – как то античное божество, пожирающее своих детей, оскопленное сыном и ушедшее во мрак и хаос. Уран – как часть милитаристских схем. Уран – как невидимая радиация, тихое, сокрушительное зло. Все эти аспекты Урана и способность слабого человека преодолевать их делают книгу Ольги Погодиной-Кузминой настоящим событием в литературе.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу