Смотреть трансляцию

Елена Одинокова

Горлов тупик

Полина Дашкова
Горлов тупик

Другие книги автора

Птипу с планеты Нуберро

Брежневская эпоха, по общему признанию, стала одной из самых скучных и стабильных за всю историю нашей страны. Скучнее, возможно, только середина нулевых. Но современные авторы все же пытаются откопать в мусорных кучах, оставшихся от того времени, что-то невероятно важное и актуальное для современности. Эти находки, похожие на куски тухлой сельди, они обкладывают бессмысленными овощами семейных саг и заливают жидким майонезом сталинских репрессий. Зачем? Чтобы читатель купил, осилил треть и написал в отзыве: «Заставляет задуматься». Удивление у меня вызвал тот факт, что некоторые рецензенты дочитали книгу Татьяны Поляченко до конца. Мне хватило бы первой страницы.

Поскольку там проклятому гэбисту-сталинисту является призрак умученной сиротки из коммуналки в Горловом тупике:

«Он накрывался с головой одеялом, зарывался лицом в подушку и все равно ясно видел ее. Она стояла босая, в спущенных чулках, и смотрела на него круглыми сизыми глазами. Мокрое платье липло к телу, с волос текли извилистые ручейки. Рядом валялась пуховая шаль, поблескивал один аккуратный круглоносый бот с пуговками на небольшом каблуке».

Затем внезапно мы видим, как молодая мамаша баюкает свое дитя, рассказывая ему сказки и выражая всю тяжесть существования советской женщины, которой потом еще стирать обосранные ползунки, учиться и работать. А Брежнев в это время челомкается с чернокожими людоедами и диктаторами из вымышленных и невымышленных республик. А посол с совками распивает в самолете виски «Джонни Уолкер».

«Атташе хмыкнул:

— Джонни Уолкер — Ваня-пешеход.

Старая шутка никого не рассмешила. Посол обильно разбавил виски колой. Чокнулись молча, без тостов. Атташе выпил залпом, пробормотал:

— Ох, крепка советская власть! — и занюхал рукавом пиджака от “Brooks Brothers”».

Признаться, затянувшаяся на 500 страниц советская шутка не смогла порадовать и меня.

Альтернативно-исторический метод в этом сезоне мы уже наблюдали на примере вымышленной Украины из романа «Политическое животное». Дашкова пошла значительно дальше и добралась аж до Африки. Поэтому недоумевающие пользователи спрашивают в интернете, что это за королевство Нуберро с династией Чва:

«Советская пресса горячо сочувствовала угнетенному народу, проклинала расистов-империалистов-колонизаторов и называла короля Чва марионеткой Вашингтона.

Птипу Гуагахи ибн Халед ибн Дуду аль Каква, отпрыск рода вождей племени Каква, возглавлял одну из экстремистских груп- пировок, организацию «Копье нации», которая, по мнению кон- сультантов Международного отдела ЦК КПСС, африканистов со Старой площади, являлась национально-освободительной, идеологически близкой и наиболее прогрессивной. Штаб-квартира «Копья» находилась в Ливии, за голову Птипу тайная полиция предлагала сто миллионов нуберрийских фунтов.

Вожди Каква издревле конкурировали с правящей династией Чва, считали свой род более благородным и достойным королевской власти. Британцы поддерживали Чва и всячески подавляли Каква, поскольку последние практиковали ритуальное людоедство. Каква ненавидели британцев. Птипу и его «Копье» получали от СССР деньги и оружие.

В ноябре 1972-го Дауд Чва Первый внезапно скончался в воз- расте пятидесяти лет. Его старший сын, наследный принц Рашид Вуови ибн Раян Дауд аль Чва изучал международное право в Оксфорде, увлекался леворадикальными идеями, цитировал Троцкого и Мао, баловался марихуаной, обожал «Битлз» и «Роллинг стоунз», разъезжал по Утукку за рулем алого кабриолета без ох- раны, в сопровождении юной блондинки, которую вместе с кабриолетом привез из Англии. Блондинка звала его «Риччи», закидывала длинные голые ноги на панель управления, курила, с веселым любопытством поглядывая по сторонам сквозь солн- цезащитные очки. Поэт и убежденный вегетарианец, Рашид аль Чва запретил сафари, отменил смертную казнь, объявил всеобщую амнистию, ввел обязательное среднее образование, совместное обучение мальчиков и девочек и отправился праздновать свой двадцать четвертый день рождения в Лондон.

Когда он возвращался домой, самолет был сбит на подлете к Утукку неизвестной ракетой. В ту же ночь границу пересекли хорошо вооруженные отряды «Копья нации». К ним присоединились орды бойцов разных радикальных группировок и уголовники, которых великодушный Рашид аль Чва амнистировал и выпустил из тюрем. Началась народная революция, ее радостно приветствовала пресса социалистических стран. Боевики захватили Радиокомитет, Птипу выступил в прямом эфире, сообщил, что королевский самолет сбила ракета, выпущенная с британской авиабазы, и призвал убивать всех англоговорящих белых, обоего пола и любого возраста.

Вооруженные толпы атаковали королевский дворец, здания министерств и тайной полиции, громили банки, гостиницы, магазины. Британцы и американцы спешно эвакуировались под охраной своих военных. Птипу объявил Нуберро республикой, себя президентом, бывших королевских министров — предателями нации, а британо-американскую собственность — народным достоянием. О судьбе королевских детей, жен и прочих родственников он промолчал. С тех пор никто никогда их не видел. Династия Чва, правившая страной больше пятисот лет, исчезла, словно и вовсе не существовала».

 В свое время для Уэллса стало честью, что радиоспектакль по его книге слушатели приняли за настоящее вторжение марсиан. Но в данном случае гордиться нечем, если принять во внимание слабое знание отечественным читателем новейшей истории, а в особенности – истории Уганды. Допустим, автор корпит над вымышленной биографией Махно или генерала Амина, а читатель про этого Амина слышал один раз по телевизору и давно забыл. Да что там, про Че Гевару современный читатель знает только то, что он делал революцию на Кубе и его лицо печатали на футболках. А ведь этот самый читатель должен, по мнению авторов, сидеть в гугле и угадывать, кто Бибиков, а кто Бобков, кто Лапшин, а кто Локшин, кто Махно, а кто Номах, кто Амин, а кто Птипу. Но ради чего? Чтобы убить время? Чтобы помочь издательству реализовать тираж?

Сжечь это альтернативно-историческое поделие вместе с трудами Фоменко. Надеюсь, тогда духи задумавшихся читателей не будут являться авторке в кошмарах с требованием вернуть деньги.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу