Смотреть трансляцию

Аглая Топорова

Бывшая Ленина

Шамиль Идиатуллин
Бывшая Ленина

Другие книги автора

Шамиль Идиатуллин «Бывшая Ленина»

Отличный замысел – любовно-семейная работающих в государственном и частном секторах граждан России 40+ на фоне экологической катастрофы в провинциальном городе – губит шаблонность исполнения.

То есть, книжку с таким сюжетом по идее читать должно быть интересно: проблемы – и частная (кризис среднего возраста и вытекающий из него кризис отдельно взятого брака), и общая (борьба с незаконной свалкой, отравляющей весь город, вызывающая локальный политический кризис) – чрезвычайно актуальны и действительно интересны. Более того, книга о респектабельных взрослых людях, занятых делом – для нынешнего лонг-листа настоящая редкость. Но как же безобразно это написано!

С одной стороны, попытка автора проникнуть в мир интимных женских переживаний – от приготовления пирога до загадок женской физиологии – и описать их неким «женским языком» не может не радовать феминистски настроенных читательниц (-ей). С другой – совершенно непонятно, почему эти женские чувства и речь должны быть сконструированы (если не прямо переписаны) как в произведениях Александры Марининой и Юлии Латыниной. Хочется сообщить уважаемому автору, что женщины - ни реальные, ни  литературные героини – не разговаривают с продуктами питания в процессе готовки и употребления пищи. И вообще – не так чтобы уж много рассуждают на кулинарные темы, да и о половых отношениях женщины не размышляют в манере:

«Должен же даже мол-мол-мол-чел понимать, когда нужно, когда можно, а когда пора уже успокоиться. Спать хочется на работу с ранья, а он опять «давай-давай»», - таким образом в мое детство тетки элегантного возраста рассказывали своим подружкам о мытарствах молодых соседок по коммунальным квартирам. Типа сочувствовали источнику шума за стенкой.

Впрочем, в описании привлекательности полового акта автор не отстает от своих невольных предшественниц из далеких 1980-х:

«Оксана, опростав стакан, поставила его на пол, сняла с себя лишнее, и, катая сладковатую воду во рту, осторожно, без веса, села Тимофею на бедра. Тимофей поморщился, но не проснулся – дрых самозабвенно. (…) Оксана погладила понастойчивей, но без фанатизма. Проснешься – твое, нет – так извини. С другой стороны, было бы интересно попробовать, пока спит» - на этой сцене, вызывающей в памяти секс с покойником из фильма «Жидкое небо» стоит остановиться: в этот раз у Оксаны с Тимофеем получилось, но уже через несколько страниц Оксана влюбится в своего подчиненного Митрофанова и тут-то все и начнется. Нет, не жесткое порно, а предвыборная кампания.

Вообще в «Улице Брежнева» слова употребляются с юморком, но совершенно не к месту. Вот мать угощает приехавшую в гости дочь:

«Мама усадила Сашу за стол, набуровила с горкой миску щей». Что такое «набуровить» и можно ли это сделать со щами, я просто не знаю, а вот «щи с горкой» - это уже что-то новое и в самой кулинарии, и в сервировке блюда.  

В общем пока мама – главная героиня Лена – буровит дочери щи, ее муж Митрофанов сходится с начальницей Оксаной. В результате сложных политико-бюрократических интриг политический труп городского масштаба Митрофанов становится кандидатом на в депутаты горсовета с перспективой этот горсовет возглавить. А брошенная Лена – вообще-то гениальный политтехнолог – становится важной фигурой в штабе его оппонента, молодого активиста. Справедливости ради, отметим, что идея выдвинуть активиста в соперники бросившему мужу пришла Лене в голову после первого за 20 лет полового акта не с супругом, а с посторонним мужчиной – не тем, который активист, а пойманному через мобильное приложение для знакомств. Серьезность, ответственность и изобретательность Лены автору удается продемонстрировать довольно оригинальным образом (ее трудовые будни и творческие идеи не впечатляют), а вот после неслучайной по форме и психотерапевтической по содержанию связи Лена ведет себя так:

«В прихожей Лена тщательно повспоминала, не забыла ли чего в этой квартире, в которую никогда не вернется, покатала по извилинам шальную мысль стырить что-нибудь – не то чтобы на память, а в поучение Алексею, дабы не вырубался, приводя незнакомцев, - но поняла, что мысль эта ей не нравится даже в комплекте с допущением, что так она научит товарища по удовольствию бдительности и спасет его от грядущего хама-собутыльника или клофелинщицы».

Ладно, оставим на совести автора его психологические и социолингивстические эксперименты, бог знает, что как думают и как говорят жители гипотетического Чупова, «Улица Брежнева» - все-таки политический роман, так что же тут с политическими интригами? Американский сериал типа «Хорошей жены» – вот что. Соперничество сорокалетних жены и бросившего ее мужа, интриги их окружения, разнообразные чувства. Все это было бы прекрасно, если бы происходило в Америке, но у нас – другое государственное устройство, другое право, другие взаимоотношения между людьми и т.д. Так что выглядит все это скорее комично, чем увлекательно. Разборки чуповских локальных элит не очень понятны и уж куда менее эффектны, чем борьба за власть в северокавказских фэнтези Юлии Латыниной – не чета наши акакии акакиевичи обоих полов безбашенным абрекам и гордым красавицам, да и сочувствия и интереса они не вызывают. Им не хватает напряжения – вот абсолютно неинтересно, кто из противников свалки победит и вернется ли Даниил Митрофанов к Лене. И в первую очередь потому, что прописаны персонажи вяло – ни характеров, ни внешности. Лена, например, рассуждает о своем увядании, но, как она выглядит на самом деле, во что одевается и даже сколько денег получает, автор не сообщает. Зато необыкновенный интерес вызывают у него хипстерские бородки молодых активистов, их описанию и размышлениям о них Идиатуллин посвящает не меньше времени, чем описанию вкуса и качества еды. Такая скупость в описании героев, их жилищ и предметного мира вообще намекает на то, что повествование это ориентировано не столько на книжный, сколько на сериальный рынок – придумаем сюжет, а дальше пусть продюсеры разбираются. Впрочем, это только предположение, п=вполне возможно, что автор убежден, что создает настоящую современную литературу. И, кстати, будет не далек от истины: при всех своих недостатках «Улица Брежнева» - одна из лучших книг лонг-листа Нацбеста-2020.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу