Смотреть трансляцию

Елена Одинокова

Ар Стратагема

Мария Лабыч
Ар Стратагема

Другие книги автора

Шмараков и Бренер насилуют труп Уайльда кровавым шмяком граней айсберга-пудинга революций

Вы, конечно, помните, как в позапрошлом сезоне Мария Лабыч отважно вышла в финал с книгой «Сука». Книга была замечательная, с детальной проработкой матчасти и бешеным драйвом. К сожалению, Лабыч, видимо, любит матчасть и драйв больше, чем все остальное. Пара соперников-искусствоведов заставили эту сильную женщину восхотеть превзойти их по всем статьям. В итоге мы видим культурологическую ядерную бомбу, помноженную на триллер и сюрреалистический язык.

Героиня этой книги — Полина Радзивилл, красивая женщина неопределенного возраста, этакий Дориан Грей, который убивает не художников, а их работы. Забирает куски старинных фресок, дописывает их материалами, наструганными с безымянных фресок давно уничтоженного храма, и продает подпольным коллекционерам. Избыток сведений о живописи, заправленный ядом с русской горчицей, производит на читателя неизгладимое впечатление.

В самом начале Полину  связывают отношения художник-модель с неким Скульпором, а затем —  Кукольником, который делает с нее пугающую полноразмерную гипсовую копию и сживается с этой галатеей, как с идеальной девушкой, но в то же время осознает ее несовершенство перед оригиналом. Риветт, Уайльд и Неанф Кизикский нервно курят в сторонке, вопрошая, зачем это. Вскоре леди Радзивилл уже занимается своим вандализмом в российских монастырях. Я понимаю, что в девяностые многие рубили на куски иконы, чтобы вывести чужое, а иногда и свое имущество за границу, но вывозить фрески… Попытка вывезти иконы или картины — это само по себе триллер. Выбитая из стены фреска, которую везут через границу, — нонсенс. Даже если у тебя полный подвал фресок, в России ты нищий. Их скорее закрасят, чем купят. Шмараков точно не повез бы фреску на аукцион. Бренер, конечно, хулиган, но не настолько. Ну да ладно, посчитаем это литературной условностью.

Некий «Элджернон» покупает у Полины подделки фресок для отправки богатым коллекционером. Шантажируя Полину, он угрожает посылать от ее имени грубые подделки, наляпанные им лично на гипс из дошкольного набора «ваятель». И тем самым уничтожить ее репутацию. Полина встречается с шантажистом и узнает юного реставратора, коий до того на ее глазах возился с фреской, фрагменты которой Полина украла. Начинающий мошенник-богомаз Иона Гроссман в обмен на свое молчание требует обучить его тонкостям ремесла. Неуклюжий юнец оказывается благодарным слушателем и талантливым художником, его удивляет и пугает эксцентричность Полины.

Иона становится все более талантливым копиистом, но Полина понимает, что он и сам хороший художник, и подделывание шедевров только мешает его творческому росту. Он, мол, способен добиться всего и без подделок. Затем начинается невразумительный триллер, когда Гроссману нужно сорок штук. После Полина от его имени хочет продать на престижном аукционе свою гипсовую куклу, а также его набросок глаз «Демона» Врубеля. Ионе приходится вживаться в образ успешного коллекционера. И тщательно, с любовью отлитая кукла продается дешевле, чем сделанный на коленке набросок, поскольку имя автора куклы не стало мегапопулярным. «Они схавали моего Врубеля», — радуется Иона. А Полина отдается во власть болезни и безумия, шедевров художника Рабусты, пудинга и кровавого шмяка (насколько мне удалось понять).

Скажу немного о языке Лабыч. Излишняя образность и экспрессивность утомляют читателя и не позволяют отличать важные для автора моменты от проходных. Книга не может состоять из одних, прости Господи, эпитетов, сравнений и метафор. К чему все эти изысканные выражения вроде «двухвостый фрачный человек», «акуцион потек», «барахтаясь в мелкой луже угасающей надежды»? Иногда это вообще напоминает текст, написанный нейросетью: «Каждый – космос! Они отнюдь не уступали флагману. Но то первое имя, подобно грани невинности, навечно останется особняком».

 Как говорила одна из героинь Риветта, обучая юных и порывистых девушек актерскому мастерству, «мы не слышим ничего, кроме твоей громкости».

Полина, прости, мы уже видели фильм «Инкогнито» про художника, который подделывает портрет отца Рембрандта, и это не представляется нам новаторским и актуальным. Книга написана отлично, но про Суку лучше было и одного Шмаракова читателям более чем достаточно. А в Китае, говорят, есть целые деревни, где население рисует по одной картине Ван Гога за полчаса.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу