Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

16 апреля будет объявлен Короткий список премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ольга Погодина-Кузмина

Добыть Тарковского

Павел Селуков
Добыть Тарковского

Другие книги автора

Сокровенный человек

Павел Селуков на фотографии немного похож на оппозиционного политика Навального. Только это другой, опасный типаж, который может навалять без всяких зарубежных грантов и ЕСПЧ, просто от души.

Что, собственно и делает в своих рассказах, почти в каждом из которых герой  — «резкий», «чоткий» молодой  мужчина из русской провинции, из северных краев.

Герой этот с виду прост: «Встал. То есть всем телом. Зубы, вода. Оделся в спортивный костюм и кроссовки».

Но на поверку сложен, как и всякий глубинный, сокровенный человек: «Зря вы так. Не хочу я с ней переспать. Я реальность описываю, а не свои сексуальные фантазии. Я если свои сексуальные фантазии опишу — вы ахнете».

Он кажется незадачливым, а то и полным неудачником в нашей сегодняшней жизни. Однако по меркам жизни природной, по гамбургскому счету отмерянных ему талантов — заткнет за пояс всех маменькиных сынков, невротиков и нарциссов, в которых постепенно превращается мужская часть населения планеты Земля.

«Один у меня талант — реакция. Когда экстрим, а вокруг пиздец, я довольно сноровисто действую. Наверное, потому, что внутренне я всегда жду пиздеца. Даже расстраиваюсь, если он долго не происходит».

Вот привязался к кошке, хоть и поначалу и не находил в ее существовании ни пользы, ни смысла. А вот стала дороже гражданской жены (актуальная ныче тема).

«А как ее не любить, если она, как я? Ворует, блажит, пожрать любит, спит вдосталь. У меня, может, с Анфисой больше общего, чем с Людой. Я ее переименовал. Шмоней окрестил. Да не Люду, блядь, — Анфису. Шмоня, потому что шмонается везде. Ящики в комоде навострякалась выдвигать. Выдвинет и шмонается там, как я в чужом серванте, когда рыжьё с наликом ищу. Был бы у Шмони большой палец, сейфы бы научил открывать. Не кошка, а в натуре маруха».

Да и по части жизненной рефлексии, осознания противоречий этого мира, герой этот даст фору многим несостоявшимся Раскольниковым.

«Понял, что я избранный. Кем избранный? К чему избранный? Я не знаю. Знаю только, что

мне надо читать «Улисса» и ходить на турник».

Он часто говорит и мыслит афоризмами.

«Десять лет брака. Свалка горя за спиной».

«И блестящие, как вырванные глаза индианок, мухи летают туда-сюда».

Кажется, что он смирился с обывательской жизнью, остепенился, осел в двухкомнатной хрущевке на окраине города. Но на самом деле — только затаился, и в нем время от времени оживает кочевник, воин, устроитель мира по законам своей, природной справедливости.

«Я хочу еще уехать автостопом на Памирский тракт, купить «Харли-Дэвидсон» или принять участие в справедливой войне, но хочу я этого уже чисто умозрительно, потому что привык этого хотеть. На самом деле я чаще листаю каталог «Икеи», чем каталог мотоциклов. Я не дрался уже три года».

Истории Селуков закручивает лихо. Иногда сюжеты уж слишком выдуманные — авиакатастрофа, когда парень с девушкой попадают вдвоем на необитаемый остров, или случай на рыбалке, когда «нежный мальчик» внезапно оказывается маньяком-потрошителем. Часто финалы провисают в воздухе, или никак не монтируются с началом рассказа. Но в каждой истории есть вера в лучшее и, пусть призрачная, надежда на будущее. И — что еще важнее — в каждом герое просвечивает, брезжит  частица мировой души.

Будем надеяться, что молодой писатель Павел Селуков пробьет себе путь к признанию — если не кулаком и кастетом, как его герои, то искренностью, прямотой, неожиданностью метафор, прорастающих из богатства языка и самобытного взгляда на этот мир.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу