Елена Одинокова

Форпост. Беслан и его заложники

Ольга Алленова
Форпост. Беслан и его заложники

Другие книги автора

Трагедия Беслана и сафари на Донбассе

С начала времен причиной всех войн был голод. Позже к нему прибавились тщеславие полководцев, религиозный фанатизм и национальная идея. Войны 19 и 20 века были обусловлены экономическими и политическими интересами влиятельных держав, жертвами которых становились более мелкие и слабые государства. Причиной войн 21 века стали сытость и скука. Когда молодые европейские дуры вступают в ряды ИГИЛ*, сильному независимому мужчине стыдно и скучно сидеть дома, долбиться в фаркрай и работать унылую работу. Жажда брутальности одолевает массы. Благородный дон жаждет новых впечатлений и острых ощущений, будь он хоть пересичный скакун, хоть русский ватный ваня. Наиболее благоразумные самцы остаются воевать на диване, но менее ленивые предпочитают отстрел противника, как говорится, «ИРЛ».

Когда кимвры двинулись на Римскую Империю, они испытывали только голод. Когда пророк Мохаммед нес людям слово Аллаха, его задачей было объединить арабский мир. Когда в Европе становилось слишком много «младших сыновей», они шли отвоевывать Святую землю. Когда Тоётоми Хидэёси повел «людей Ва» на добычу и засолку корейских голов и ушей, им двигали две объективные причины: голод в Японии и избыток взрослого, агрессивного мужского населения, которое было нечем занять. Наполеон изрядно проредил буйную и голодную французскую нацию. Гитлер оживил немецкую экономику оборонными заказами. Чеченские кампании были ценой выживания «большой бензоколонки» в голодные девяностые. Люди во все времена жили плохо и хотели жить лучше. В истории 21 века не все так однозначно. Украинский конфликт был начат людьми, которые жили хорошо, но хотели жить лучше и веселее. Людьми, которых не устраивало давление со стороны «Большого брата», будь то РФ или США. Украинский конфликт — это «гибридная война» сытых людей, где один стреляет, один снимает, миллион сидит на диване и печатает. Воевать на чужой территории, да еще чужими руками — не это ли мечта современного милитариста? В перспективе, конечно, людей заменят дронами, так что воевать можно будет совсем не вставая с дивана. И только олдскульные красавчики и спортсмены будут разъезжать по степи на джипах с наклейками «Слабоумие и отвага».

Книга Алленовой повествует о кровавой трагедии Беслана, о невероятно, немыслимо жестоких людях, которые преследовали, тем не менее, благородную цель — прекращение войны в Чечне. Книга Прилепина — о том, как благородные доны добровольно и с удовольствием воюют на чужой территории за русский мир и против русской хандры. У Алленовой во всем виновата власть, у Прилепина — внешние и идеологические враги. Жертвами и там и там, как вы уже догадались, являются простые люди, которым не нужна национальная идея, которые не хотели терять все и умирать за чьи-то чужие интересы. «Форпост» — это запоздалый репортаж в стиле Алексиевич. «Некоторые не попадут в ад» — классическое реалити-шоу. Вы, конечно, помните, как в 14 году вся страна вместо домдва смаковала на ютубе ролики отряда Моторолы, где воины-освободители, весело гыгыкая, стреляли в укропов. На Донбассе можно было и на других посмотреть, и себя показать. У Прилепина такое же шоу, только на бумаге. Его герои бегут от надоевших баб в мир крепкого броманса и холодного адреналина. В нормальный мужицкий мир, где можно потусить с отличными ребятами, попить водку и коньяк, покурить, пострелять в окно, послушать радио и поесть вкусной солянки с пельменями. Одно плохо: бойцы не хотят разносолов, Прилепин обещает кормить их еще вкуснее, но у них слишком пролетарские вкусы. Герой этой книги не скрывает радости и волнения, когда едет воевать. Вы думали, война это кровь и грязь? Все врет Хемингуэй, война это весело и здорово. Например, когда что-то взрывается на стороне украинцев, бойцы шутят, что у врага «глаза полопались», т. е. погибли наблюдатели. Прилепин по-доброму смеется, когда местные драпают на великах из деревни, поставленной под удар. Когда горит чужая хата, ее не так жаль, как родную, со всей семьей. Захар искренне удивляется, почему глупые и упрямые укропы не хотят каяться. Правда, одна телка-поэтесса все-таки крикнула: «Люди, украинцы, мы неправы!» За это ей от Захара респект и уважуха. Рэпер Хаски тоже молодец — попросился к Захару на сафари. Очень важно, когда священную войну за русский мир поддерживают деятели массовой культуры, даже если это буряты. Внезапно Захар становится очень популярным и востребованным в СМИ, телефон воина-освободителя буквально разрывается от просьб дать интервью…

Мерзкое и циничное существо — современный человек. Он оскорбляется при виде норковой шубы или «блокадного батона», но свежие трупы братского народа не ранят его тонкие чувства. Главное — это движуха, когда все вместе и за русский мир. Или за либеральные ценности. Или за экологию и против глобального потепления. Или за ислам и плаванье в хиджабах. Чувство собственной важности переполняет человека эпохи «новой искренности». Чувство причастности к некому важному общему делу. Не важно, какому, главное — общему, духоподъемному. Он не допустит, чтобы тюленики гибли от переедания пластиком, чтобы Путин сидел в Кремле, чтобы глобальное потепление теплело, чтобы бабы носили короткие юбки, чтобы арабы бродили по Норвегии, чтобы бандеровцы заставляли восточных украинцев размовляты на мове. Шесть лет длится гуманитарная катастрофа. Зато Восточная Украина говорит по-русски, а курс гривны упал. Как и цены на нефть, курс рубля, пассажирские самолеты и многое другое. Зато новости стали интересными. Не как в те времена, когда единственным значимым событием было появление акулы на египетском курорте. Скука потерпела поражение, но не по всем фронтам. Книга Прилепина, несмотря на яркие события в оной, написана довольно скучным языком. Это пусть и военные, но все же будни. Героев-братушек сложно отличить друг от друга. Они все славные парни и немного раздолбаи. Все губы в этой книге одинаково измазаны котлетами (пельменями, картошкой, солянкой) и одинаково улыбаются. Если вы не являетесь восторженным поклонником Прилепина, его книга усыпит вас точно так же, как многостраничная речь Брейвика на суде. Для фанаток Прилепина хотелось бы привести одну из цитат: «Некоторая проблема заключалась в том, что Глава не мог лошадь взять в самолет, а ему уже пришла пора улетать. Поэтому он приобрел лошадь вместе с девушкой». До уровня столь любимого Прилепиным Гашека этот незатейливый юмор, конечно, не дотягивает, но вам сгодится.

Книга Ольги Алленовой постоянно заставляет читателя негодовать. Вот Матвиенко, будучи вице-премьером, успокаивает отчаявшихся людей, называя их «коллегами». Она говорит: «Нельзя потакать террористам», «Мы не хотим показывать им слабину. Мы не боимся их, мы знаем, что делать» — «Но там не ваши дети», — отвечают ей родственники заложников. Особенно цинично звучит это «мы», когда за наши интересы страдают другие люди на другом конце страны, когда военные действия оправдывают нуждами местного населения и необходимостью обеспечения его безопасности. Осетия вынужденно стала форпостом России на Кавказе. (И точно так же Восточная Украина стала форпостом России перед НАТО.) Книга Алленовой заставляет нас вспоминать события в Беслане, час за часом, минута за минутой, буквально проживая вместе с заложниками этот кошмар, она заставляет ощущать боль, гнев и бессилие перед теми, благодаря кому вообще стала возможной такая ситуация. «Они не посмеют убивать детей, ведь у них есть свои дети», — думают заложники. Но нет, чужие дети для террористов — ничто. Как и женщины, как и соратницы-шахидки. Террористы соглашаются освободить только грудных младенцев. Однако, по убеждению Алленовой, чужие дети ничто и для российских чиновников. Описывая явную жестокость террористов, автор демонстрирует столь же явный стокгольмский синдром. Алленова не может не признать, что у чеченцев была своя «правда» и что вина лежит в том числе и на правительстве РФ. Что причиной большого количества жертв был неудачный штурм. Ее главная задача — не дать обезличить жертв трагедии, не дать забыть о них, воззвать к совести — нет, не террористов, а российского руководства на всех уровнях. Она беседует с родственниками погибших детей и рисует их яркие, живые портреты.

Своя правда есть, безусловно, у любого народа и любого государства. Однако нет таких целей, пусть даже самых благородных, которые бы оправдывали массовые убийства. Никакой верой в Господа Бога и постройкой молельных домов вы не спасетесь. 

«Насилие порождает насилие» — самая банальная фраза, которой можно охарактеризовать книгу Алленовой, полную слез и самообвинений. «В насилии нет ничего плохого, постыдного и необычного. Демонстрировать свою силу — это весело и круто», — таков свежий взгляд Захара Прилепина. Перед нами две книги — классическая либеральная и классическая «ватная». Заключу эту статью словами одного выдающегося дончанина по кличке Эскобар: «Шо то хуйня, шо это хуйня».

* Организация, запрещенная на территории РФ.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу